Год лошади
Книги и прочее / Год лошади
Страница 97

Он с сомнением осторожно взял пинцетом рубиновую бусинку, - "булю" - не пулю! - и вставил ее в держатель Преобразователя. И капелька ожила, зазвучала:

Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины, Как шли бесконечные, злые дожди .

На широко раскрытых глазах Природы еще не высохли кровавые слезы войны .

КРЫЛЬЯ

Прокаленный солнцем сухой воздух над кремнистыми критскими скалами оставался неподвижным целый день. И только к вечеру с юга, со стороны Африки, потянул едва ощутимый лбом и щеками ветерок.

Дедал в легком просторном льняном хитоне стоял на плоской площадке одной из дворцовых башен и смотрел на солнце цвета остывающей в плавильне меди, которое заметно скатывалось к линии горизонта, четко прочерченной на границе неба и моря. Морская вода не была ни голубой, ни синей.

У греков вообще не существовало в языке слов, означающих эти цвета. Слепой аэд со странным для слуха именем Гомер назвал море своих героев "виноцветным". Да, пожалуй, именно такое вино он пил тогда - там, в далекой прежней жизни - густое, фиолетово-красное вино, привозимое в больших глиняных пифосах с острова Хиос прокопченными, как рыбы, курчавыми финикийцами. Это вино тяжело плескалось в фиале, подергивалось на свету маслянистой радужной пленкой - и тогда его цвет и впрямь точь-в-точь совпадал с цветом моря на закате . И в глубине его просверкивали тусклые золотистые искорки. Вот как сейчас. Прав старик Гомер .

Дедал глядел в сторону Греции . Камни квадратной башни, остывая от дневного зноя, еле уловимо потрескивали. Отсюда, с башни дворца, не было слышно, как ветер шелестел узкими серебристыми. листьями в оливковых рощах, оглаживал пористые щечки еще зеленоватых незрелых апельсинов. Ветер дул вдоль вытянутого тела острова немного наискось - и вместе с ним летели в сторону родины птицы .

И опять - в который уже раз! - Дедалу померещилось, будто стоит он не на башне построенного им дворца, а у обрыва беломраморной скалы, на которой возвышался Афинский Акрополь. И с криком падает вниз его племянник Тал . Как случилось, что рука Дедала, движимая злой волей богов, толкнула мальчика? Конечно, ум Дедала мутился после большого пира, устроенного афинянами в его честь. Да, его, Дедала, называли великим скульптором, и горожане славили его последнюю статую. А хиосское вино было терпким и крепким, и его было очень много, и он, подобно далеким северным варварам, пил его, не разбавляя холодной родниковой водой. Напрасно . Да . В голове шумело, словно море в полосе прибоя. Опираясь на плечо племянника и пошатываясь, как пьяный Силен, выбрался Дедал на свежий воздух. Но какая злоба мгновенно ослепила его? Бесспорно, Тал был очень талантлив и изобретателен, и мог бы своим мастерством превзойти Дедала в будущем. Сейчас он помогал скульптору и был его лучшим учеником. Но умный помощник - всегда угроза! Неужели - втайне от себя самого - он желал Талу зла? Нашлись свидетели убийства - нашлись и завистники, считавшие убийство умышленным и требовавшие для Дедала смертной казни. О боги, боги! Какое горькое похмелье, ухмыляясь, подсовывает нам жизнь!

Икар, конечно, не таков . Он добр и послушен, он сумеет использовать, но он не сможет создать!

А Дедал и здесь, на Крите, после тайного побега, построил чудо света. Только, пожалуй, он один - архитектор и создатель - мог бы войти в придуманный им Дворец и безошибочно пройти по всем его залам, помещениям и кладовым, запутанным галереям и переходам: ведь весь план Лабиринта по-прежнему отчетливо существовал у него в мозгу. Уже одиннадцать долгих лет .

Дедал помнил, как впервые у него зародилась смутная идея. Четырехлетний Икар играл на дворцовой стене у его ног. Он урчал, как сытый щенок, довольный жизнью, мял в руках воск, из которого Дедал лепил ему смешные фигурки . А в тот раз забавлялся тем, что пускал по ветру перышко, легкое, как овечий пух. Перышко взлетало, подгоняемое дыханием ребенка. И, вращаясь, мягко опускалось на каменную кладку. Что-то было в этом, какая-то тайная связь: ветер, перышко и воск. Воск, перышко и ветер . Он взял белое голубиное перышко из рук сына и с силой дунул. Почти невесомое, оно вырвалось у него из пальцев и унеслось вниз со стены - в сторону Греции. Перышко из белого голубиного крыла .

Страницы: 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102

Смотрите также

Пиаффе для всадников
Если лошадь научилась пиаффировать в руках, то через несколько недель можно перейти к пиаффированию под как можно более легким всадником. При этом всадник должен, сидеть совершенно пассивно, а импул ...

Средства управления
При осаживании всадник высылающе действует поясницей и шенкелем и делает одержку поводом, пока лошадь не начнет делать первый шаг назад. После этого следует сразу же отдать повод, чтобы потом повто ...

Болезни органов размножения
К болезням органов размножения относятся андрогенные (болезни мочеполовых органов самцов) и акушерско-гинекологические патологии (патологии у самок при беременности, во время и после родов, а также ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru