Московская «Ява»
Страница 3

Я сдвинул ветки в сторону. Глаза, ослепленные светом прогалины, не могли ничего различить. Шагнул в сумрачное царство флоры, нещадно ломая хрупкие побеги, раздавливая желтые цветы, забивая глиной муравьиные скважины. Еще шаг… Прохлада. Запах прелой земли. Никого. Ни обезьяны, ни виверры, ни тигрицы. Но здесь кто-то был. Мои глаза привыкли к сумеркам, и я стал различать сломанные ветки, примятую траву. Я опустился на корточки. А вот и неопровержимое доказательство. Окурок! Тот самый банальный окурок, который сыщики во все времена находили на местах преступлений. Великая, вездесущая, безжалостная улика! Будь моя воля, я воздвиг бы памятник окурку.

Я взял его и поднес к глазам. Окурок был свежий, если, конечно, это определение приемлемо в отношении него, то есть не намокший, не заплесневевший. Человек, стоявший здесь, накуриться вволю не успел, затушив о землю почти целую сигарету. Как говорят в народе, «забычковал». Сделал он это сильным движением, буквально вдавив тлеющий кончик в землю. Фильтр сухой, целый, не прикушенный. Марка – московская «Ява»… Я не мог припомнить, курил Морфичев или нет?

Опять я испытал чувство, будто за мной следят. Я выпрямился и осмотрелся. Безнадежное занятие! Кругом одни кусты, из травы повсюду торчат гнилушки и трухлявые стволы, которые при наличии воображения легко принять за головы, плечи, ноги людей. Поди разберись, следят за мной или нет.

Кстати, а какие сигареты курит Марго? Наверное, что-нибудь изысканное, дорогое, какой-нибудь «суперлайт» с двойным ментолом и тройным фильтром. Так что, если даже Марго и покурила здесь, то вряд ли «Яву».

Я обыскивал близлежащие кусты до тех пор, пока не услышал, как Марго зовет меня. Возвращаясь, я уже издали увидел перепуганные глаза моих попутчиков.

– На обрыве забыл, – сказал я, вращая на пальце «восьмерку». – Очень ценная штука. Без нее никак нельзя.

Марго, кажется, поверила. Но вот в глазах Крота я заметил настороженность. Он ничего не сказал и, скрывая свое недоверие, быстро отвернулся. Все правильно. Я бы тоже не поверил. «Восьмерка» – это не чемодан баксов, чтобы за ней со скоростью поезда метро бежать.

Я снова взялся за мачете. Окурок не выходил из моей головы. Если Морфичев где-то рядом, то что он предпримет? Со всех ног кинется к финишу, убедившись, что мы не составляем ему достойной конкуренции, или попытается каким-то образом вывести и нас из Игры? Второй путь показался мне более реальным. Коль Морфичев выбрал тактику устранения соперников, то вряд ли теперь откажется от нее. Значит, он будет до поры до времени незаметно идти за нами, не выпуская нас из поля зрения. Когда же выпадет удобный случай, он… А что он может сделать с нами? Кинуть нам под ноги змей? Натравить на нас разозленных хищников? Подсыпать нам в чай яд, когда мы будем спать на привале? Трудно сказать, на что он пойдет, но ничего хорошего от него ждать не стоило.

Время, когда можно было спокойно идти по лесу, думая только о финише, прошло. Я уже не мог сосредоточиться на мачете, не мог думать о предстоящем ночлеге и добывании еды. Теперь я всматривался и прислушивался, настораживаясь всякий раз, когда замечал что-либо подозрительное. Постепенно заросли становились все более редкими, необходимость в моей работе отпала, и Крот вырвался вперед. Мы с Марго стали отставать.

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

Трихофития
Трихофития, или стригущий лишай, – контагиозное грибковое заболевание, характеризующееся образованием на коже округлых резко ограниченных облысевших участков с обломанными волосами, покрытых к ...

Советы к работе над траверсалями
Обязательная предпосылка для выполнения траверсалей - это правильная подготовка на движении плечом внутрь и в траверсе. Если лошадь выполняет эти элементы действительно чисто, то траверсали не сост ...

Средства управления при пируэте на галопе
I. 1. Взять лошадь на себя с помощью нескольких полуодержек. 2. Наружный шенкель должен преобладать на пируэте для тех лошадей, которые неохотно делают вращения II. 1. Взять лошадь на себя с пом ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru