Мы отправляемся на остров
Книги и прочее / Лошадиный остров / Мы отправляемся на остров
Страница 5

На другое утро на Инишрон приплыл в своей шхуне Майк Коффи. О том, что произошло, скрыть от него было невозможно. В каждом доме, куда он входил со своим товаром, его встречали не так, как всегда: не бежали скорее в чулан или курятник, где хранилась шерсть, чтобы платить натурой, а с независимым видом протягивали деньги. Майку это не очень-то нравилось. Меновая торговля была куда выгоднее. Нашлись и такие, кто стал торговаться, и Майку пришлось сбавлять цены. Люди откровенно объясняли ему, что нашли другой способ сбывать шерсть и могут теперь поторговаться с Майком. Это было неслыханно. В тот день, когда Майк Коффи покидал остров, лицо у него было чернее тучи.

А через три дня Пэт получил письмо от мистера Каррена, сообщавшее, что он не сможет больше покупать у Пэта шерсть и что другие скупщики шерсти в Голуэе также никаких дел с Пэтом вести не будут. Он не объяснил причину отказа. И мы так никогда и не узнали, каким образом Майку удалось склонить Каррена на свою сторону. Мы не сомневались, что наш план провалился по вине Майка Коффи, хотя, вернувшись через несколько дней на остров, он ни словом обо всей этой истории не обмолвился. Ходил, как обычно, из дома в дом со своим товаром и улыбался щербатой акульей улыбкой.

Пэт, конечно, здорово разозлился и поклялся, что найдет другого скупщика шерсти, хотя вообще-то понимал, что другого скупщика ему не найти, что он еще молод и не знает жизни. Голуэй был единственный близкий к нам город. Плыть с грузом в наших утлых лодчонках вдоль скалистого побережья до Лимерика или Корка было слишком рискованно, но Пэт сказал, что через год-другой он непременно поедет туда и найдет, кому продавать шерсть. Хуже всего было то, что наши соседи, которые только что восхищались нами и были готовы помочь, теперь в один голос советовали бросить нашу затею: куда нам тягаться с самим Майком Коффи.

Вот потому-то мы и решили ехать на остров с таким энтузиазмом: в нас опять проснулся задор. Мы немедленно изменили курс и пошли вдоль инишронского берега к выходу из залива, мимо мыса Голем-хед. Вскоре мы были в открытом море. Навстречу нам катились огромные зеленые валы. Наш парусник — надежное судно, но и качка началась изрядная: захлестни нас гребень волны, думал я, и лодка, как уснувшая рыба, пойдет, кувыркаясь, в черную безмолвную пучину. Я бросал взгляд на Пэта, и страх рассеивался. Ничего такого с нами случиться не может. Во многих старинных сагах за героем приплывает волшебная лодка без весел и паруса и везет его в Тир-на-ног, где его встречают как гостя. Но чтобы утащить на дно целый парусник, я такого в сагах что-то не помнил.

Когда мы подошли к Лошадиному острову, я понял, почему инишронцы сюда не плавают. В тот день не штормило, но волны были так высоки, что, когда мы проваливались между двумя водяными холмами, остров исчезал из виду. С гребня же открывались изумрудно-зеленые луга, полого спускающиеся к воде. Они так и манили к себе, но нечего было и думать везти сюда в парусниках отару овец: вдруг будет невозможно пристать к берегу, ведь они, бедняжки, обезумеют от страха. И тут я подумал о нас.

— Пэт, — обратился я к другу, — а что будет, если разыграется шторм и мы не сможем отчалить?

Пэту, как видно, эта мысль не приходила в голову.

— А я не против пожить на Лошадином острове и месяц, — ответил он.

Краешком глаза я прикинул размеры мешка с картофелем и успокоился.

Вблизи острова волнение стало потише. Мы увидели короткий каменный мол с округлым носом, похожим на акулье рыло. Мол под прямым углом выдавался в море. А ведь здесь как нигде нужна была бы спасительная гавань. Как видно, на острове жили отчаянно смелые, сильные люди. Даже Пэт, я это заметил, слегка опешил при виде такой пристани.

— Пойдем без паруса, сколько можно, — сказал он. — Только бы на мель не сесть.

Мы быстро убрали парус, но лодка почти не сбавила хода. Берег стремительно приближался. Нас несло прямо на скалы сбоку мола. Показалось дно, мы пошли медленнее. Пэт сумел ухватиться за каменный выступ на молу. В один миг он с ловкостью обезьяны взбежал по каменным ступеням, держа в руке веревку! На пристани торчали две старые швартовые тумбы, ярко-оранжевые от пятен лишайника. Я бросил Пэту еще один конец и прыгнул следом. Мы с большим трудом привязали парусник к тумбам, будто это был индийский слон. Когда мы немного отдышались, Пэт вдруг рассмеялся.

— Я уж думал, мы сейчас остров насквозь пробуравим, — сказал он.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Плац — не роскошь
  В нашем климате часто бывает так, что грунт в полях и в лесу не позволяет ездить верхом даже шагом (гололед, слякоть, сугробы). Поэтому иметь хотя бы небольшой плац на своем участке или по ...

Методы диагностики.
Клинические методы диагностики беременности. Р е ф л е к с о л о г и ч е с к и й м е т о д. На 5–6-е сутки после покрытия проводится контрольная случка – самку подсаживают в клетку самца. Неб ...

Работа в дрессуре от среднего до большого приза
Для четкого объяснения элементов выездки необходимо ознакомление с практическим выполнением фигур на манеже. В книге описанию элементов выездки я предпосылал специальные сведения из большого учебник ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru