Маленькая белая лошадка в серебряном свете луны
Книги и прочее / Маленькая белая лошадка в серебряном свете луны
Страница 15

В первую секунду Мария решила, что колбаски – это еще что-то, что необходимо для достижения совершенства, но восхитительный запах подсказал ей, что ее дядя был неожиданно низвергнут из духовного в материальное, где, как она догадалась, ему куда уютнее и спокойней.

В один и тот же момент отворилась дверь гостиной, чтобы пропустить мисс Гелиотроп в шуршащей шелковой блузке, черной шали и белом чепце, веселую и довольную после великолепно проведенной ночи, совершенно свободной от кошмаров, вызванных несварением желудка. и дверь кухни, через которую старый кучер внес огромное блюдо дымящихся колбасок.

– Доброе утро, Дигвид, – сказал сэр Бенджамин.

– Доброе утречко, сэр, доброе утречко, леди, – отозвался Дигвид.

Увидев Дигвида при дневном свете и без шляпы, Мария немедленно полюбила старика. У него были большие, невинные, как у младенца, голубые глаза, высокий морщинистый лоб и совершенно лысая голова. Его заплатанный плащ уступил место мышиного цвета жилету и куртке и большому кожаному фартуку, обвязанному вокруг талии. Улыбка, которую он послал Марии и мисс Гелиотроп, была полна нежности и любви, и он поставил колбаски на стол жестом, который, казалось, приказывал им съесть побольше.

Но на завтрак были не только колбаски. Еще Дигвид принес огромный кусок окорока домашнего копчения, сваренные вкрутую яйца, кофе, чай, свежеиспеченный хлеб, мед, сливки с толстым слоем жира сверху, свежесбитое масло и парное молоко, еще теплое и пенящееся. Выбор был такой широкий и прекрасный, что у Марии проснулся небывалый аппетит, не говоря уже о Виггинсе, чья зеленая мисочка была уже распакована и стояла прямо перед ним, наполненная колбасками щедрой рукой самого сэра Бенджамина… Рольв, как оказалось, всегда завтракал на кухне, потому что он предпочитал сырое мясо и не был самым приятным компаньоном во время еды… Даже мисс Гелиотроп, ободренная свободной от кошмаров ночью, рискнула скушать крутое яичко. Что до сэра Бенджамина, невозможно описать, сколько он съел, и зрелище семейного аппетита, соединенное с обхватом его талии, заставило Марию поразмышлять минутку, что предпочесть, колбаску или яйцо.

– Не беспокойся, дорогая, – подбодрил ее сэр Бенджамин. – Только солнечные Мерривезеры склонны к полноте. Лунные Мерривезеры могут есть, сколько хотят, и оставаться тоненькими и бледными, как лунный серп.

Мария широко улыбнулась и взяла колбаску.

– Откуда у тебя этот наряд, Мария? – внезапно спросила мисс Гелиотроп.

– Я нашла его в своей комнате, – ответила Мария.

– Лучше тебе переодеться в твое обычное платье, чтобы начать утренние занятия, – укорила ее мисс Гелиотроп. – В той маленькой гостиной можно устроить отличную классную комнату, и мы начнем работу сразу же после завтрака.

Мария подняла глаза, полные отчаянной мольбы, и заметила, что сэр Бенджамин смотрит на ее наряд с нескрываемым изумлением. Казалось, он не замечал его раньше. Но он пересилил себя и ответил на мольбу, выраженную в ее глазах.

– В вас слишком сильно чувство ответственности, мадам, – сказал он мисс Гелиотроп. – Позвольте себе полентяйничать этим утром, чтобы пообжиться в новом доме и отдохнуть после утомительного путешествия. Сегодня утром, мадам, я вместо вас буду руководить занятиями вашей ученицы.

Он. сказал это отменно вежливо, но вместе с тем настолько твердо, что мисс Гелиотроп тут же согласилась. Она, к тому же, рада была согласиться, потому что мечтала о таком спокойном утре, чтобы разложить по порядку вещи в своей очаровательной спальне.

– Ну, Мария, – сказал сэр Бенджамин, как только завтрак был закончен, – надевай шляпу, бери горсть сахару из сахарницы и пошли… Рольв… Виггинс… Пошли. – Затем он поклонился мисс Гелиотроп: – До свидания, мадам, не беспокойтесь о своей подопечной. Она будет со мной в полной безопасности.

– Я в этом уверена, сэр, – ответила мисс Гелиотроп, и на самом деле, она без ужаса наблюдала, как ее любимица выходит из залы в неизвестном ей направлении, так велика была ее вера в сэра Бенджамина.

– Ой! – закричала Мария от восторга, когда вышла со своим опекуном на верхнюю ступеньку перед входной дверью и увидела, кто ожидал их v подножья лестницы.

Там их ожидал Дигвид, держащий уздечку красивого сильного гнедого жеребца и поводья маленького, кругленького, толстенького, серого в яблоках пони с коротенькими ножками, длинными хвостом и гривой и веселыми глазками.

– Атлант и Барвинок, – представил их сэр Бенджамин. – Мне кажется, они хорошо названы. Атлант получил свое имя за то, что выдерживает мой вес, а Барвинка я так назвал в честь цветочка, который растет у самой земли – в народе его называют Дружок-землячок. У Барвинка коротенькие ножки, он стар, да к тому же и толст, но ход у него самый легкий.

Страницы: 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20

Смотрите также

Боковые движения на рыси
При боковых движениях лошадь должна быть правильно поставлена и согнута. Боковое сгибание проходит равномерно по всей длине лошади. Передние и задние ноги движутся не в один след, а в несколько сле ...

Цветная Абиссиния
Эфиопия, долгое время известная преимущественно как Абиссиния, тоже может похвастаться богатством сбруи, особенно если всадник — большой начальник. Оголовье состояло из широкого ремня, выложен ...

Менка ног на галопе
Лошади с хорошим естественным галопом зачастую уже в молодом возрасте делают менку ног в свободном темпе. У таких лошадей выработать правильною, отвечающею требованиям дрессуры, менку ног не составл ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru