Охота на лошадей
Книги и прочее / Охота на лошадей
Страница 84

Терпеливое, равнодушное лицо Киддо улыбалось с фотографии, такое же невозмутимое, как и в тот день, когда он рассказывал мне и Уолту о кобылах Оффена. На обороте снимка бесформенным, вихляющим почерком сделана надпись: «Папе и маме от любящего сына».

Если Оффен послал конюха отдохнуть в Майами вместе с родителями, то лояльность Киддо хозяину вне сомнений. Я почти восхищался мастерством Оффена, с каким он обставил дело. Нашел убежище для лошадей на уединенной ферме родителей и нашел в сыне преданного служащего.

Теперь оставался только Уолт. С ним ничего невозможно было сделать, только попрощаться.

Я встал на колени в пыль рядом с ним, но молчаливое, застывающее тело – это уже не Уолт. Смерть наложила на него свою печать. Я снял одну из перчаток и коснулся его руки. Все еще теплой в теплом ночном воздухе, но без упругости жизни.

Не было смысла говорить ему, что я чувствую. Если его дух еще витает вокруг, Уолт узнает.

Я оставил его лежать в темноте и вернулся к Сэму.

Тот, не отрываясь, смотрел на меня и произнес потрясенным голосом:

– Вы оставите его там?

Я кивнул и забрался на сиденье рядом с ним.

– Но вы не можете .

Я снова кивнул и показал жестом, что пора включать мотор и ехать. Он рванул машину с места с таким негодованием, что жеребцов, должно быть, подбросило в боксах. Не разговаривая, мы направились в Кингмен. Я почти физически ощущал его возмущение моим поступком.

Но меня это не трогало. По сравнению с всепоглощающей невыносимой болью за человека, которого я оставил на пыльном дворе фермы, уже ничто не имело значения.

Глава 18

– Джин, что случилось? – Линни положила свою загорелую руку на мою.

– Ничего, – ответил я.

– Вы выглядите хуже, чем когда вернулись с Крисэйлисом. Гораздо хуже.

– Местная пища мне не подходит.

Она фыркнула и убрала руку. Мы сидели на террасе, обращенной к морю, и ждали, когда Юнис спустится к обеду. Солнце посылало нам последние перед закатом лучи, и цивилизованный дайкири поблескивал в бокалах цивилизованным льдом.

– Уолт еще не приехал?

– Нет.

– Он очень симпатичный, правда? Такой серьезный, даже мрачный, вдруг улыбнется, и сразу понимаешь, какой он симпатяга. Он мне нравится.

– Мне тоже, – после паузы сказал я.

– Как было в Сан-Франциско? – спросила Линни.

– Туманно.

– Что-то случилось?

– Ничего.

Линни вздохнула и покачала головой.

В облаке желтого шифона спустилась Юнис, такая веселая и сияющая, что почти невозможно было вынести. Золотой браслет звякнул, когда она протянула руку к бокалу с коктейлем.

– Ну, сукин сын, когда вы явились? – спросила она.

– Сегодня в полдень.

– Что нового?

– Я бросил попытки найти лошадей.

– Слышу громкие рыдания! – Она резко выпрямилась на стуле.

– И собираюсь домой. Наверное, завтра вечером.

– Ой, нет! – воскликнула Линни.

– Боюсь, что да. Отпуск кончился.

– Не похоже, чтобы он пошел вам на пользу, – заметила Юнис. – И как вы справились?

– С чем?

– С тем, что не нашли лошадей. С поражением.

– Посмотрел ему в глаза и посоветовал укусить вас, если сможет, – сухо ответил я.

– Возможно, и укусит, – саркастически проговорила Юнис. – Изжует на мелкие кусочки. – Она отпила несколько глотков дайкири и задумчиво посмотрела на меня. – Такое впечатление, что вас тоже покусали.

– Пожалуй, надо заняться гольфом.

Она засмеялась с таким внутренним спокойствием, какого раньше я в ней не замечал.

– Все игры очень скучны, – сказала Юнис.

Когда они собрались обедать, мне стала невыносима сама мысль о еде, и, вместо обеда, я поехал забрать в скалах возле фермы Орфей приемник с пленкой. Короткое путешествие показалось мне изнурительно долгим. От Кингмена до Санта-Барбары примерно четыреста пятьдесят миль, и ни горячая ванна, ни бритье, ни два часа лежания в постели не дали никакого эффекта.

Вернувшись в свой номер в «Отпускнике», я прослушал всю четырехчасовую запись. Первые разговоры – два-три деловых звонка – остались от прошлого утра, когда Уолт вставил новую пленку. Затем почти три с половиной часа шла беседа Оффена с представителем комитета по регистрации чистокровных лошадей. Они уже осмотрели животных, и теперь Оффен выкладывал одно за другим доказательства, что жеребцы в его конюшне действительно были Мувимейкером и Сентигрейдом. Конюх, который ухаживал за Сентигрейдом в те годы, когда тот участвовал в скачках, подписал заявление, что он узнал лошадь и, если понадобится, готов подтвердить свои показания под присягой перед любым следствием.

Представитель комитета каждый вопрос начинал с извинения, что кто-то усомнился в честности Оффена, а дядя Бак наслаждался спектаклем, и в каждом его ответе таилась скрытая насмешка. Когда представитель комитета ушел, Оффен громко захохотал. Пусть повеселится . Боюсь, теперь ему недолго придется смеяться.

Страницы: 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Смотрите также

Езда с мундштуком
Езда с мундштуком позволяет всаднику более тонко воздействовать на лошадь поводом, потому что действия мундштука гораздо жестче, чем трензеля. Всадник должен выработать в себе большую чуткость рук. ...

Уровень подготовки лошади
Приниматься за элементы среднего класса трудности можно лишь тогда, когда лошадь уже достигла уровня подготовки легкого класса, то есть чисто выполняет все упражнения, которые входят в программу со ...

Травматизм
Как это обычно бывает в системе личной безопасности, самые простые средства оказываются и самыми надежными. Психика страдает от постоянного ощущения опасности, поэтому не стоит, разумеется, восприни ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru