Охота на лошадей
Книги и прочее / Охота на лошадей
Страница 84

Терпеливое, равнодушное лицо Киддо улыбалось с фотографии, такое же невозмутимое, как и в тот день, когда он рассказывал мне и Уолту о кобылах Оффена. На обороте снимка бесформенным, вихляющим почерком сделана надпись: «Папе и маме от любящего сына».

Если Оффен послал конюха отдохнуть в Майами вместе с родителями, то лояльность Киддо хозяину вне сомнений. Я почти восхищался мастерством Оффена, с каким он обставил дело. Нашел убежище для лошадей на уединенной ферме родителей и нашел в сыне преданного служащего.

Теперь оставался только Уолт. С ним ничего невозможно было сделать, только попрощаться.

Я встал на колени в пыль рядом с ним, но молчаливое, застывающее тело – это уже не Уолт. Смерть наложила на него свою печать. Я снял одну из перчаток и коснулся его руки. Все еще теплой в теплом ночном воздухе, но без упругости жизни.

Не было смысла говорить ему, что я чувствую. Если его дух еще витает вокруг, Уолт узнает.

Я оставил его лежать в темноте и вернулся к Сэму.

Тот, не отрываясь, смотрел на меня и произнес потрясенным голосом:

– Вы оставите его там?

Я кивнул и забрался на сиденье рядом с ним.

– Но вы не можете .

Я снова кивнул и показал жестом, что пора включать мотор и ехать. Он рванул машину с места с таким негодованием, что жеребцов, должно быть, подбросило в боксах. Не разговаривая, мы направились в Кингмен. Я почти физически ощущал его возмущение моим поступком.

Но меня это не трогало. По сравнению с всепоглощающей невыносимой болью за человека, которого я оставил на пыльном дворе фермы, уже ничто не имело значения.

Глава 18

– Джин, что случилось? – Линни положила свою загорелую руку на мою.

– Ничего, – ответил я.

– Вы выглядите хуже, чем когда вернулись с Крисэйлисом. Гораздо хуже.

– Местная пища мне не подходит.

Она фыркнула и убрала руку. Мы сидели на террасе, обращенной к морю, и ждали, когда Юнис спустится к обеду. Солнце посылало нам последние перед закатом лучи, и цивилизованный дайкири поблескивал в бокалах цивилизованным льдом.

– Уолт еще не приехал?

– Нет.

– Он очень симпатичный, правда? Такой серьезный, даже мрачный, вдруг улыбнется, и сразу понимаешь, какой он симпатяга. Он мне нравится.

– Мне тоже, – после паузы сказал я.

– Как было в Сан-Франциско? – спросила Линни.

– Туманно.

– Что-то случилось?

– Ничего.

Линни вздохнула и покачала головой.

В облаке желтого шифона спустилась Юнис, такая веселая и сияющая, что почти невозможно было вынести. Золотой браслет звякнул, когда она протянула руку к бокалу с коктейлем.

– Ну, сукин сын, когда вы явились? – спросила она.

– Сегодня в полдень.

– Что нового?

– Я бросил попытки найти лошадей.

– Слышу громкие рыдания! – Она резко выпрямилась на стуле.

– И собираюсь домой. Наверное, завтра вечером.

– Ой, нет! – воскликнула Линни.

– Боюсь, что да. Отпуск кончился.

– Не похоже, чтобы он пошел вам на пользу, – заметила Юнис. – И как вы справились?

– С чем?

– С тем, что не нашли лошадей. С поражением.

– Посмотрел ему в глаза и посоветовал укусить вас, если сможет, – сухо ответил я.

– Возможно, и укусит, – саркастически проговорила Юнис. – Изжует на мелкие кусочки. – Она отпила несколько глотков дайкири и задумчиво посмотрела на меня. – Такое впечатление, что вас тоже покусали.

– Пожалуй, надо заняться гольфом.

Она засмеялась с таким внутренним спокойствием, какого раньше я в ней не замечал.

– Все игры очень скучны, – сказала Юнис.

Когда они собрались обедать, мне стала невыносима сама мысль о еде, и, вместо обеда, я поехал забрать в скалах возле фермы Орфей приемник с пленкой. Короткое путешествие показалось мне изнурительно долгим. От Кингмена до Санта-Барбары примерно четыреста пятьдесят миль, и ни горячая ванна, ни бритье, ни два часа лежания в постели не дали никакого эффекта.

Вернувшись в свой номер в «Отпускнике», я прослушал всю четырехчасовую запись. Первые разговоры – два-три деловых звонка – остались от прошлого утра, когда Уолт вставил новую пленку. Затем почти три с половиной часа шла беседа Оффена с представителем комитета по регистрации чистокровных лошадей. Они уже осмотрели животных, и теперь Оффен выкладывал одно за другим доказательства, что жеребцы в его конюшне действительно были Мувимейкером и Сентигрейдом. Конюх, который ухаживал за Сентигрейдом в те годы, когда тот участвовал в скачках, подписал заявление, что он узнал лошадь и, если понадобится, готов подтвердить свои показания под присягой перед любым следствием.

Представитель комитета каждый вопрос начинал с извинения, что кто-то усомнился в честности Оффена, а дядя Бак наслаждался спектаклем, и в каждом его ответе таилась скрытая насмешка. Когда представитель комитета ушел, Оффен громко захохотал. Пусть повеселится . Боюсь, теперь ему недолго придется смеяться.

Страницы: 79 80 81 82 83 84 85 86 87 88 89

Смотрите также

Сибирская язва
Сибирская язва – быстропротекающая заразная болезнь всех видов животных, включая пушных зверей и человека. Характеризуется резким повышением температуры тела, образованием плотных опухолей (карбунку ...

Как нанять коневоз?
  Коневозы бывают разные: прицепы, переделанные «Газели» (замечание по поводу слишком высокого трапа) и импортные на несколько голов (пять и более), в которых предусмотрен отсек для сопровож ...

Система органов пищеварения
Пищеварительная система осуществляет обмен веществ между организмом и окружающей средой. Через органы пищеварения в организм поступают с пищей все необходимые ему вещества – белки, жиры, углеводы, ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru