Охота на лошадей
Книги и прочее / Охота на лошадей
Страница 77

Солнце взошло и ударило в глаза. Чуть подвинувшись от его горячих лучей, я спрятался глубже под нависавшую скалу и посмотрел в бинокль на ферму. Никакого движения. В пять тридцать Матт еще спал.

Я опустил бинокль и подумал, не закурить ли. В пачке оставалось всего четыре сигареты. Вздохнув, я пожалел, что не купил сигареты в Кингмене, но там я даже и не вспомнил о них. День предстоял долгий. С собой, кроме бинокля, я взял темные очки, бутылку воды и пистолет на поясе.

В семь тридцать Матт откинул сетку от насекомых, вышел во двор и потянулся, поглядывая в кобальтово-синее небо. Потом пересек двор и заглянул в сарай.

Убедившись, что золото еще лежит в банке, он набрал ведро воды и пошел к лошадям, где оставался довольно долго: видимо, накладывал в кормушки сено и смотрел, как жеребцы едят. Потом вышел в широкую дверь с полной тачкой навоза и скрылся из вида за сараем, чтобы в дальнем конце двора сбросить навоз на землю.

Куры получили свое зерно, телята запили свою порцию месива водой, а Матт отправился завтракать. Медленно тянулось утро. Быстро поднималась температура воздуха. И больше никаких перемен.

В полдень я встал и немного побродил за скалой, чтобы размять затекшие ноги и прийти в себя после долгого сидения. Выпил немного воды и выкурил сигарету. Надел темные очки, чтобы обмануть подступавшую головную боль. На этом я исчерпал весь репертуар развлечений, за исключением разве что стрельбы из «люгера», и улегся в медленно двигавшуюся тень. Снова посмотрел на ферму.

Ничего не происходило. Статус-кво. Наверно, Матт спал, или звонил по телефону, или смотрел телевизор, или изобретал систему выигрыша в рулетку. Он явно очень мало занимался делами фермы, даже не прогуливал лошадей. Они оставались в стойлах с рассвета до заката.

К двум часам я знал, как близкого друга, каждый колючий стебель, растущий в радиусе десяти футов от моей скалы. И глаза мои чаще были обращены в бескрайнюю пустыню, чем на маленькую грязную ферму внизу. Пустыня, по-своему чистая, неистовая и поразительно красивая. Песчаные холмы и бесконечное небо. Раскаленная серая пыль и колючие кактусы. Убийственная жара. Дикое, безжалостное, одинокое место.

Когда я в первый раз почувствовал неодолимое побуждение спуститься со скалы и уйти в пустыню, то выкурил вторую сигарету и заставил себя смотреть на ферму и думать о Матте Клайве и лошадях. На время подействовало. Но выжженная земля влекла меня к себе, как магнит.

Мне всего лишь надо идти по пустыне, билась в голове неотвязная мысль, шагать и шагать до тех пор, пока не свалюсь без сил. Потом где-нибудь сесть, приставить дуло пистолета к виску и просто шевельнуть пальцем. Так по-детски легко, так ужасающе соблазнительно.

«Уолт!» – в отчаянии подумал я. Этого нельзя сделать из-за Уолта и неоконченной волынки с лошадьми, которую мы взвалили на себя. Лошади находились внизу, в сарае, а Уолт и Сэм Хенгельмен – в пути. Невозможно их бросить. Я ударил кулаком по скале и опять заставил себя думать о ферме и о работе предстоящей ночью. И шаг за шагом прокручивая в голове все, что уже произошло, я принудил себя сосредоточиться на Йоле и Оффене, на Юнис и Дэйве Теллере, на Кибле и Линни. Я ухватился за мысль о том, что я для них что-то значу, и старался использовать ее, как клинья, удерживающие альпиниста на скале. Я убеждал себя, как мне важно, чтобы то, что я делаю, имело значение хоть для кого-то. Потом я стал думать: а неужели кому-то действительно важно то, что я делаю?

Из руки, которой я бил по скале, сочилась кровь. А я даже не чувствовал боли. Бесстрастно глядел на содранную кожу и проклинал себя. Безысходное отчаяние охватило меня, даже закружилась голова. Я скатился в темное преддверие ада, без помощи, без надежды, без выхода. Потом медленно падал в бесконечную пропасть одиночества и отчаяния. Заблудившийся и брошенный.

Падение вскоре прекратилось, но черная пустота осталась.

Я открыл глаза и посмотрел на ферму, почти не видя ее. Меня трясло, и я понимал, что дошел до ручки. Дальше катиться некуда.

Матт вышел из дома, пересек двор, заглянул в сарай и снова вернулся в дом. Я наблюдал за ним отсутствующим взглядом. Лошади в сарае, ну и что же? Разве они имеют какое-нибудь значение? Что вообще имеет значение? Кто поставит хоть ломаный пенни на родословную лошади? Лошадь останется точно такой же и через сто лет.

Дэйв Теллер хранит чистоту родословной скаковых лошадей.

Пусть.

Он хранит чистоту проклятой родословной ради десяти тысяч долларов за каждое покрытие кобылы.

И тут меня осенила кристально прозрачная, будто дистиллированная вода, мысль. Ведь я могу сделать то, чего хотим мы оба. Всего лишь и надо отложить прогулку в пустыню на следующую ночь. Я погружу лошадей в фургон Хенгельмена, но вместо того, чтобы ехать с ним в Кингмен, пойду пешком в пустыню, и ближе к рассвету, когда все кажется серым и бледным . один маленький шаг . И тогда .

Страницы: 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82

Смотрите также

Что делать с навозом?
  Этот вопрос нужно решить еще при планировании конюшни. По зоотехническим нормам одна лошадь дает в год до пяти тонн навоза. Это около шести «кучек» за сутки. Прибавьте к этому такое же по ...

Как правильно оформить покупку лошади?
  Видели очи, что покупали. Украинская пословица     Юридически купля-продажа лошади оформляется обычным путем, как всякая сделка по купле-продаже любого имущества. Для ...

Ветеринарная помощь
  К сожалению, ветеринарный сервис в Ленинградской области почти отсутствует. Мы убедились в этом, когда попытались раздобыть самый простейший глистогонный препарат. В Сосново есть СЭС, но н ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru