Бабушкин рассказ и плавание в Росмор
Книги и прочее / Лошадиный остров / Бабушкин рассказ и плавание в Росмор
Страница 2

— И то верно, — сказала она. — Увидит старик жеребеночка, начнет с ним нянчиться и про свою Барбару позабудет.

Пэт все это мне быстренько пересказал, когда мы шли с ним на кухню. Там была только одна бабушка. Она сидела на своем любимом месте, на правой лавке у очага, курила свою глиняную трубку, и вид у нее был на удивление благодушный. Увидев нас, она вынула изо рта трубку и сказала тихо:

— Закройте двери, мальчики, и пойдите сюда. Твоя мать, Пэт, пошла кормить свиней. И, думаю, вернется не скоро.

Мы закрыли дверь, подошли. Она велела придвинуть к ее ногам две маленькие скамеечки. Мы так и сделали и уселись на них, уютно устроившись у огня. Глянув с беспокойством на закрытую дверь, бабушка спросила:

— А теперь признавайтесь, вы действительно нашли жеребенка на Лошадином острове?

— Конечно, — ответил Пэт. — Все было, как я рассказал.

— Вы нашли его в бухте, отрезанной от всего острова скалами? — спросила бабушка, явно волнуясь и пристально поглядывая то на меня, то на Пэта.

— Почему ты сомневаешься в моих словах и на этот раз? — ответил Пэт на вопрос вопросом, и в тоне его прозвучала обида. — Сначала мы говорили неправду: жеребенок и не думал плыть в море. Но сегодня я рассказал все, как было на самом деле. Мы действительно нашли жеребенка на Лошадином острове.

— Не сердись на меня, сынок, — примирительно сказала бабушка.

Она протянула руку, похожую на когтистую лапу, и, как малое дитя, дернула Пэта за пиджак. И тут я увидел, что в глазах у нее стоят слезы. Но лицо не было печальным, оно было скорее торжественным. Она как-то вся подобралась, спина у нее выпрямилась. На один миг блеснула в ее лице былая красота, которую время не пощадило. Мы оба, пораженные, молчали. А бабушка продолжала:

— Я часто рассказывала вам о том, как мы жили на Лошадином острове и как нам пришлось покинуть его, потому что людям уже невмоготу было на нем жить. Они испугались холода и сильных ветров. Это суровый остров, говорили они. Никакая живая тварь не может такое вынести. Я спорила с ними, но они не слушали. И вот однажды мы вынесли из дома на берег все наши пожитки, всю нашу мебель: кухонные столы, шкафы, комоды, кровати. Как это было грустно! Сколько раз я вам об этом рассказывала. Приплыли инишронцы на своих парусниках, потому что наши были все разбиты в щепки той страшной зимой. Мы погрузили в лодки поменьше мебель, в большие парусники — овец, коров и лошадей. Когда все было готово к отплытию, обнаружилось, что нет нашего вороного жеребца и кобылы. Лодки были так тяжело нагружены, что могли отчалить только во время полной воды. Если упустить полную воду, надо ждать нового прилива. А люди так хотели уехать! Они просто не могли больше ждать. Решили вернуться за лошадьми на другой день, но так больше никогда и не вернулись.

Бабушка замолчала, а Пэт спросил:

— Куда делись лошади?

— Только я знала. — Бабушка прервала себя коротким хриплым смешком. — Да, только я одна и знала. Пока таскали и грузили мебель, выводили скотину, я отвела их в уединенную бухту неведомой никому тропой. Мужчины во время отлива вывели оттуда всех лошадей. Когда начался прилив, попасть туда можно было только через скалы. Это был долгий и трудный путь. Я поспела обратно в последнюю минуту. И уплыла вместе со всеми.

Бабушка опять замолчала, и мы опять не нашли, что ей сказать. Мы оба думали о бесстрашной, решительной девчонке, уведшей через скалы двух лошадей. Бабушка глубоко, с удовлетворением вздохнула и продолжала повествовать:

— Я знала, что наш клочок земли не зря зовется Лошадиным островом. Я была уверена, что мои лошади не погибнут. Сколько раз я хотела вернуться туда и повидать их! Но, увы, женщине одной не под силу такое путешествие. Мой муж Джон Конрой свозил бы меня, но в те далекие дни считалось неприлично молодой женщине плавать в лодке. — Бабушка с каким-то особым выражением посмотрела на нас. — Мне было нелегко всегда быть степенной и рассудительной, когда моя душа так и рвалась на волю, обратно на мой родной остров. Но все это было давно. Теперь мне восемьдесят один год. Я могу делать что хочу. И я решила, что поеду с вами на Лошадиный остров.

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

Миоглобинурия лошадей
Миоглобинурия лошадей – острая болезнь, характеризующаяся нарушением обмена веществ и появлением в моче красящего вещества мышц – миоглобина. Различают спорадическую, или паралитическую, и энзо-от ...

Сделайте паузу!
  От работы кони дохнут. Русская поговорка     Тяжело ли держать лошадь дома? Спросите у любого крестьянина, каково ему ежедневно ухаживать за коровой. Он сперва посетуе ...

Ботулизм
Ботулизм – острое кормовое отравление животных, вызываемое токсином палочки ботулинуса и характеризующееся главным образом поражение центральной нервной системы. Болеет и человек. Возбудитель болез ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru