Заброшенная фабрика
Книги и прочее / Лошадь без головы / Заброшенная фабрика
Страница 1

Делу об украденной лошади инспектор Синэ мог отдавать лишь

Делу об украденной лошади инспектор Синэ мог отдавать лишь свои свободные минуты, и делал он это больше из любви к искусству, чем по долгу службы, потому что комиссар Бланшон видел во всем этом лишь чью-то сомнительную шутку и боялся, как бы полиция не попала в смешное положение.

Люди, организовавшие похищение безголовой лошадки, точно пропали в закоулках этого промышленного поселка, где было немало укромных местечек. Синэ и Лями осторожно навели справки среди базарных торговцев. Красавчик и Пепе были неизвестны; по крайней мере, никто не знал их под этими кличками.

Кроме того, было трудно установить слежку за Рубло: он имел автомобиль и вне базарных дней показывался в Лювиньи очень редко и нерегулярно. Оставались ребята. За ними легко можно было наблюдать во всякое время дня, так как они слежки не боялись. Но и тут Синэ был сбит с толку. Совершенно неожиданно вся компания покинула свое обычное место. Каждый вечер между четырьмя и семью улица Маленьких Бедняков бывала унылой и молчаливой. Инспектор продолжал свои наблюдения, несмотря на насмешки коллег: он был уверен, что ребята, сами того не подозревая, были вовлечены в подготовку какого-то преступления и поэтому-то вокруг них и вертелись темные личности.

— Что-то произошло в Лювиньи на прошлой неделе, в ночь со среды на четверг, — сказал он как-то вечером своему коллеге Лями. - Случилось что-то важное, чего никто здесь и не подозревает.

На всякий случай они оба тщательно ознакомились с кипой донесений, в которых была вкратце отображена работа полиции за всю неделю. Это ничего не дало. Главный выигрыш, как правильно сказал Синэ, не достался Лювиньи. За два дня до этого в Париже у киноактрисы Фрэнсис Беннет, когда она выходила из отеля „Ритц“, украли изумруды, а на другой день бронированный грузовик банка Леви-Блок был ограблен на тихой и спокойной улице на шестнадцать миллионов.

— И как раз в ту же ночь в поезде, шедшем из Винтимильи в Париж, было похищено сто миллионов, — заметил Лями, толстое красное лицо которого утратило насмешливое выражение.

Синэ недоверчиво покачал головой.

— История с лошадкой не имеет отношения к таким крупным делам, — сказал он, пожав плечами. - На мой взгляд, она скорее связана с какой-нибудь грязной проделкой, какие часто происходят в складских районах. Вероятно, где-нибудь на пустыре имеется покинутый барак, где воры прячут краденое: двадцать ящиков заплесневелой лапши, бочку прокисшего вина, тюк рванины, вообще какую-нибудь ерунду, которую им трудно сбыть. Ничего больше!

Бригадир Пеко толкнул дверь.

— Эта дама хочет вам сообщить что-то интересное, — сказал он, пропуская в комнату маленькую, симпатичную на вид старушку в черном.

По тому, как она скрещивала и ломала свои сухие руки, раздраженный Синэ решил, что опять в этом районе не своей смертью погибла чья-нибудь канарейка. Он ошибался.

— Я живу на улице Сесиль, — сказала старушка, не теряя времени на ненужные предисловия, — в тупике Сюро. Квартал тихий, и я бы не хотела, чтобы он сгорел, как коробка спичек.

— Почему? — спросил Синэ удивленно.

— Вот уже два дня, — ответила старушка, — кто-то жжет огонь в одном из сараев лесопилки. Я не хотела говорить соседям, это их не касается. Я пришла предупредить вас, вот и всё.

— Мы сейчас же поедем, посмотрим, в чем дело, — пообещал ей Синэ. - Идите домой и не волнуйтесь.

Едва старушка ушла, он натянул шинель и вышел в снежную ночь.

Покинутая лесопилка имела только один выход на улицу Сесиль: высокую железную решетку. Синэ легко сбил висевший на ней большой замок, зажег свой электрический фонарь и осторожно пошел по темному лабиринту цехов, натыкаясь на сгнившие бревна, которыми были усеяны все дворы и проходы.

Ему показалось, что он дошел до забора, стоявшего в глубине тупика. И тут инспектор сразу увидел отсвет скрытого огня на штабелях досок, которыми был завален задний двор. Свет шел из сарая и был достаточно ярок, чтобы осветить сорную траву, щетинившуюся на земле. Синэ не решился прямо подойти к двери. Он медленно передвигался от одного штабеля досок к другому и наконец очутился перед входом. Отсюда была видна вся внутренность сарая, и то, что он там увидел, показалось ему настолько невероятным, что инспектор остолбенел.

Десять неизвестных, закрывших лица карнавальными масками и наряженных в балетные пачки из голубой и зеленой бумаги, кружились вокруг костра. Прыгающие языки пламени придавали фантастический вид лицам из розового картона, подчеркивая их трагическое или шутовское выражение. Посередине круга была воткнута в землю кочерга, увенчанная лошадиной головой.

Люди в масках передавали друг другу большого золотистого, хорошо поджаренного цыпленка. Из своего укромного уголка Синэ слышал лишь приглушенные звуки, но компания казалась шумной. В конце концов одна из масок взяла цыпленка за лапку и сильным ударом ноги отослала его в другой конец сарая. Цыпленок с глухим шумом ударился о перегородку и упал на опилки. Маски немедленно разделились на два враждебных лагеря и затеяли беспорядочную игру в футбол. Мячом служил цыпленок. Большая маска, видимо атаман всей группы, внезапно прорвала вражескую линию и так стукнула цыпленка, что тот вылетел вон и упал в десяти метрах от Синэ.

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

Энтомозы
Энтомозы – инвазионные болезни, вызываемые насекомыми, временными и постоянными паразитами животных. На лошадях паразитируют: › подкожные оводы – яйцекладущие двукрылые насекомые, паразитирующие в ...

Советы к работе над траверсалями
Обязательная предпосылка для выполнения траверсалей - это правильная подготовка на движении плечом внутрь и в траверсе. Если лошадь выполняет эти элементы действительно чисто, то траверсали не сост ...

Аптечка и средства гигиены
  Содержать лошадь — значит проявлять о ней максимум заботы, быть постоянно начеку. У хорошего хозяина все всегда под рукой. Никакая мелочь не будет лишней. Необходимо держать на конюшне ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru