Часть 21
Страница 8

Эйла выросла среди людей племени, в котором и мужчины, и женщины были наделены от природы недюжинной силой. Ей приходилось выполнять обязанности, возложенные на женщин Клана – поднимать и носить тяжести, выделывать шкуры, рубить дрова, – и благодаря этому ее мускулы обрели большую мощь. Для того чтобы охотиться, ей пришлось научиться двигаться ловко и проворно, а жизнь в одиночестве потребовала от нее новых усилий в борьбе за выживание.

«Пожалуй, эта женщина сильнее всех, какие встречались мне где-либо, – подумал Джондалар, – неудивительно, что ей удалось помочь мне подняться на ноги и привести меня сюда. Вдобавок я еще нигде не видывал женщины с таким на редкость красивым телом, хотя секрет ее привлекательности заключается не только в этом». Он с самого начала счел ее хорошенькой, но ему еще ни разу не доводилось ее видеть в ярком свете дня.

Длинная шея, на которой спереди виднелся маленький шрам, изящная линия подбородка, пухлые губы, длинный прямой нос, выступающие скулы и широко посаженные серо-синие глаза – черты ее лица гармонично сочетались друг с другом. Длинные ресницы и изогнутые дугой брови были не черными, а скорее коричневыми, более темными, чем золотистые волосы, рассыпавшиеся по плечам и блестевшие под лучами солнца.

– О Превеликая, Обильная Щедротами Мать! – воскликнул Джондалар.

Он тщетно пытался подыскать слова, чтобы описать то удивительное впечатление, которое произвела на него Эйла. Она прекрасна, неповторима, изумительна. Никогда в жизни он не встречал столь поразительно красивой женщины. Почему она прячет такое восхитительное тело под бесформенной шкурой? Почему заплетает роскошные волосы в косички? А он считал ее всего-навсего хорошенькой. Как же он не сумел разглядеть ее как следует?

Когда Эйла сошла с тропинки и оказалась рядом с ним на скалистом выступе, он почувствовал, как его с невиданной прежде силой охватило страстное желание. Ему отчаянно хотелось притронуться к этому изысканному телу, прильнуть губами к нежной коже, лаская ее, отыскивая нежные, чувствительные уголки, принести этой женщине Дары Радости. Когда она склонилась над ним и он ощутил исходивший от нее аромат, ему показалось, что, будь он в силах, он не сдержался бы и тут же овладел ею, даже не спрашивая ее согласия. Но он понимал, что Эйла не из тех женщин, с которыми можно легко справиться.

– Дон-да-ла! Спина… огонь… – сказала Эйла, пытаясь объяснить Джондалару, что он сильно обгорел. Внезапно она запнулась, ощутив на себе его взгляд, полный животного магнетизма. Она посмотрела в его ярко-синие глаза и замерла, не в силах оторваться. Сердце у нее сильно забилось, колени задрожали, а щеки стали горячими. Все ее тело наполнилось странным биением, а ткани в глубине промежности окутались покровом влаги.

Она не могла понять, что с ней происходит. Ценой неимоверного усилия ей удалось повернуть голову, чтобы больше не смотреть ему в глаза, но тут взгляд ее упал на шкуру, прикрывавшую нижнюю часть его тела, и она увидела, как под ней выступает приподнявшийся половой член. Ей захотелось протянуть руку и притронуться к нему, но она зажмурила глаза и сделала глубокий вдох, пытаясь совладать с охватившей ее дрожью. Когда ей наконец удалось открыть их снова, она постаралась больше не встречаться взглядом с Джондаларом.

– Эйла помочь Дон-да-ла идти пещера, – сказала она.

Обожженная солнцем кожа сильно болела, за время, проведенное на воздухе, Джондалар изрядно устал, но, когда он поднялся на ноги и, опираясь на плечо Эйлы, стал с трудом пробираться ко входу в пещеру, ощущение близости ее обнаженного тела лишь еще сильнее разожгло в нем желание. Эйла помогла ему улечься на постель, окинула взглядом свои запасы лекарственных трав, а затем внезапно выбежала из пещеры.

Он принялся гадать, куда она отправилась, и получил ответ на свой вопрос, когда она вернулась, неся в руках большие серовато-зеленые пушистые листья репейника. Отделив мощные черенки, она разорвала листья на мелкие кусочки, положила их в миску, залила холодной водой, а затем стала растирать их камнем, пока в миске не образовалось густое месиво.

Боль от солнечных ожогов усилилась, и, почувствовав прикосновение прохладной нежной кашицы к коже на спине, Джондалар уже в который раз порадовался тому, что Эйла – опытная ценительница.

– Мне уже легче, – сказал он.

Когда ее пальцы заскользили по его спине, равномерно распределяя по ней кашицу из листьев, Джондалар заметил, что она так и не успела завернуться в шкуру. Эйла стояла рядом с ним на коленях, и он ощущал близость каждой клеточкой тела. Он уловил запах, исходивший от ее кожи, разогретой солнцем, и другие – таинственные, сугубо женские – ароматы, и ему захотелось притронуться к ней. Его рука заскользила вверх по ее бедру к ягодицам.

Страницы: 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Смотрите также

Как заготовить сено самим
  Сено к лошади не ходит. Русская пословица     Если в вашем распоряжении есть поляна с хорошей, сочной, неядовитой травой, то вы можете не только пасти свою лошадь, но ...

Траверс и ренверс
На траверсе и ренверсе лошадь имеет постановление и сгибание в ту сторону, в которую она движется. На траверсе внутрь манежа смещены задние ноги, при ренверсе - передние. Правильное выполнение и ги ...

Инвентарь. Вторая тысяча мелочей
  Инвентарь на конюшне — это совки для навоза и мусора, ведра для поения, кормления, опилок и того же навоза. Тачка, на которой вы будете возить сено в конюшню, а навоз в мешках из нее, долж ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru