Часть 9
Страница 7

Каждый день приносил с собой что-то новое. Одно из высоких деревьев, росших на противоположном берегу реки, не устояло перед натиском стихии и рухнуло так, что его вершина зацепилась за каменный выступ. Впрочем, вскоре грязный поток увлек огромное дерево за собой, и оно скрылось за крутой излучиной. В нижней части долины появилось настоящее озеро, над поверхностью которого виднелись вершины редких деревьев и кустов. Им удалось было задержать огромный ствол поваленного дерева, но тут же, подчинившись всесильной воле потока, он подмял их под себя и тяжело поплыл дальше.

Эйле запомнился и тот день, когда весеннее тепло окончательно сломило сопротивление зимы. Она услышала оглушительный треск, и вскоре на реке показалось множество плывущих ледяных глыб. Сначала они сгрудились возле утеса, затем одна за другой стали исчезать за излучиной, постепенно теряя форму и массу.

Когда вода спала настолько, что Эйла смогла спуститься по узенькой тропке к реке, она с трудом узнала берег. Другой стала и грязная куча плавника и костей, скопившихся у подножия утеса. Помимо раздувшихся трупов животных, в ней появилось несколько вывороченных с корнем деревьев. Изменилось очертание берегов, многие деревья исчезли. Многие, но не все. В этих засушливых краях деревья (особенно те из них, которые росли в стороне от реки) имели чрезвычайно развитую корневую систему, уходившую на большую глубину. Растительность приспосабливалась к ежегодным весенним паводкам – множество росших по берегам деревьев и кустов было лучшим тому подтверждением. Эйла заметила на кустах малины первые зеленые почки, она с вожделением вспомнила о ее сладких красных ягодах, но тут же сникла.

Зачем думать о ягодах, которые созреют только летом? Если она решит продолжить поиски Других, в долине ее к тому времени уже не будет. Оставалось решить, когда именно она покинет долину. Сделать это оказалось куда сложнее, чем представлялось ей вначале.

Она сидела на своем излюбленном месте, в дальнем конце каменного карниза. С той стороны, которая была обращена к лугу, имелось удобное каменное сиденье с небольшой полочкой, на которую она обычно ставила ноги. Отсюда открывался хороший вид на долину, река была скрыта за скальным выступом. Она стала искать взглядом пасущуюся на лугу Уинни и вскоре заметила ее уже возле самого утеса. Кобылица скрылась за каменным лбом, но Эйла слышала звук ее приближающихся шагов.

Увидев большую голову степной лошади с темными глазами и жесткой гривой, она заулыбалась. Ей в глаза бросилась темная полоса, шедшая по спине золотистой кобылки, и еле заметные темные полоски на ее передних ногах, нижняя часть которых была окрашена в темно-коричневый цвет. Молодая кобылка вопросительно посмотрела на женщину, тихонько заржала и, не получив от Эйлы никакого ответа, продолжила свой путь к пещере. С виду она была уже вполне взрослой, пусть пока и нескладной кобылой.

Эйла вновь обратила взор к долине и вернулась к мыслям, занимавшим ее все дни напролет и не дававшим ей спать по ночам. «Разве я могу вот так взять и уйти? Сначала надо хорошенько поохотиться и, может быть, дождаться той поры, когда созреют первые фрукты… А что я буду делать с Уинни?» Именно в этом и состояла одна из ее главных проблем. Эйла не хотела жить одна, но, с другой стороны, она ничего не знала о людях, которых в Клане называли Другими и к которым она, вне всякого сомнения, принадлежала. «Что, если они запретят мне жить вместе с ней? Бран ни за что не позволил бы мне держать взрослую лошадь, особенно такую молодую и ласковую… Вдруг они захотят убить ее? Она ведь даже убегать от них не станет. Ну а меня они скорее всего не послушают. Бруд убил бы кобылку на месте. Что, если Другие похожи на Бруда? Или того хуже? Ведь убили же они ребеночка Оды, пусть и не нарочно.

Конечно, мне нужно кого-то найти, но я могу сделать это и попозже. Поохочусь, соберу корешков – тогда и пойду. Решено. Поживу пока в пещере».

Принятое решение успокоило Эйлу. Она поднялась на ноги и направилась к другому краю каменного карниза. От груды костей и коряг, находившейся у подножия утеса, веяло запахом падали. Эйла заметила возле нее гиену, перемалывавшую своими могучими челюстями переднюю ногу, которая могла принадлежать гигантскому оленю. Подобными челюстями и передними конечностями не могло похвастать ни одно другое животное, однако гиены заплатили за них сполна – более уродливых и непропорционально сложенных тварей Эйла просто не знала.

Она заметила возле огромной зловонной кучи еще одну гиену, пытавшуюся вытянуть полуразложившуюся тушку какого-то животного, и хотела было метнуть в нее камень, но вовремя одумалась и посмотрела на падальщика едва ли не с благодарностью. Она прекрасно знала особенности и повадки этих хищников. В отличие от волков и крупных кошек они имели слабые, неразвитые задние конечности. У своих жертв они прежде всего выгрызали внутренности, мягкое брюхо и молочные железы. Но главным образом они питались падалью, на какой бы стадии разложения та ни находилась.

Страницы: 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Смотрите также

Грунт и погода
  У природы нет плохой погоды. Э. Рязанов     Конь о четырех ногах, да спотыкается. Пословица     Нам, коневладельцам, не имеющим манежа, приходится ...

Плац — не роскошь
  В нашем климате часто бывает так, что грунт в полях и в лесу не позволяет ездить верхом даже шагом (гололед, слякоть, сугробы). Поэтому иметь хотя бы небольшой плац на своем участке или по ...

Имя лошади
  Как корабль назовешь, так он и поплывет. Примета     В заводах клички лошадям дают по определенным правилам. Это официальное имя коня, которое записано в племенной кни ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru