Часть 9
Страница 3

Позавтракав, Эйла тепло оделась и вновь покинула свою пещеру. Стояла удивительная тишь, однако более всего Эйлу радовало обилие снега, вызывавшее в ее памяти образ родной пещеры. Она набила снегом несколько корзин и чашек и поставила их возле костра. Это было настолько проще колки льда, что она решила использовать часть воды для умывания. У себя дома она всегда умывалась талой водой и отказалась от этой привычки единственно потому, что не могла наколоть достаточно льда. Умывание стало непозволительной роскошью.

Эйла взяла несколько коряг, лежавших у задней стены пещеры, и бросила их в огонь, потом вышла наружу и стала счищать снег с дров, лежавших возле входа в пещеру. Часть этих дров она внесла внутрь.

«Если бы воду можно было запасать так же, как дрова, – подумала она, глядя на корзины и чаши, в которых лежал тающий снег. – Кто знает, сколько это продлится… Ветер может подуть в любую минуту…» Она вышла из пещеры за новой охапкой дров, захватив с собой чашу, в которую она собиралась сбрасывать лежавший на дровах снег. Когда та наполнилась, Эйла перевернула ее – выпал ком спрессованного снега, сохранивший форму чаши. «Интересное дело… Почему бы мне не запасти таким образом снег? Я могу сложить комья так же, как укладывала дрова…»

Идея эта чрезвычайно вдохновила Эйлу. Вскоре она собрала едва ли не весь лежавший на выступе снег и сложила большие снежные комья возле входа в пещеру. После этого она принялась собирать его с тропки, ведущей к реке. Едва она очистила ее от снега, Уинни тут же поспешила вниз. Щеки Эйлы разрумянились, глаза наполнились радостным блеском. Возле ее пещеры выросла уже целая снежная гора. Ей осталось собрать снег с дальнего края каменного карниза. К нему-то она и направилась. Посмотрев сверху на долину, она рассмеялась – Уинни медленно брела по заснеженному лугу, смешно выбрасывая вязнущие в снегу ноги.

Когда Эйла оглянулась на пещеру, на лице ее вновь заиграла улыбка. Возникла еще одна неожиданная идея. С ее стороны снежная гора, состоявшая из отдельных комьев одинаковой формы и размера, походила на человеческое лицо. Набрав новую порцию снега, она уложила ее так, чтобы подчеркнуть и усилить это сходство.

«Будь снежный нос немного покрупнее, этот человек походил бы на Брана», – подумала Эйла и тут же занялась лепкой. Вскоре нос заметно вырос, под ним же появилась глубокая выемка, сделанная руками Эйлы. Отступив в сторону, она оценивающе посмотрела на творение своих рук.

В глазах ее появился озорной блеск.

– Привет, Бран! – воскликнула она радостно, но тут же осеклась. Настоящему Брану явно не понравилось бы то, что она называет его именем снежную кучу. Имена и вообще слова – не такая простая вещь, чтобы играть с ними как заблагорассудится. И все-таки снежный истукан очень походил на Брана. Эйла тихонько захихикала. «Может, мне следует вести себя более вежливо? Женщина не может разговаривать с вождем как с равным. Кто она, и кто он… Наверное, я должна выказать ему свое послушание…»

Она уселась перед снежной грудой, скромно потупив глаза. Так должны были поступать все женщины Клана, желавшие обратиться к тому или иному мужчине.

Эта игра чрезвычайно забавляла Эйлу. Она продолжала сидеть, повесив голову, в ожидании того, что ее похлопают по плечу, дозволяя тем самым обратиться к мужчине. Установившаяся тишина внезапно показалась ей зловещей, камень, на котором она сидела, был твердым и холодным как лед. Она вела себя на редкость глупо. Снежный двойник Брана не мог похлопать ее по плечу, этого не стал бы делать и сам Бран, как это и было в тот последний раз, когда она сидела у его ног. Ее прокляли, пусть и несправедливо, но прокляли. Она хотела только одного: попросить старого вождя защитить ее сына от гнева Бруда. Но Бран отвернулся от нее. Она обратилась к нему слишком поздно – ее уже считали мертвой. Веселое настроение моментально покинуло Эйлу. Она поднялась на ноги и вновь уставилась на снежную скульптуру, сделанную ее руками.

– Ты не Бран! – злобно зажестикулировала она и принялась сбивать только что вылепленные формы. Она чувствовала, как в ее сердце вскипает гнев. – Не Бран! Не Бран! – Она рушила снежного истукана руками и ногами, пытаясь лишить его какого-либо сходства с человеческим лицом. – Я уже никогда не встречусь с Браном! И Дарка я тоже не увижу! Никого не увижу! Я теперь одна… – С ее уст слетел жалобный стон. – Почему, почему я осталась одна?

Она рухнула на колени и упала лицом в снег, чувствуя, как застывают на лице слезинки. Лицо ее совершенно онемело от холода, но именно этого и хотела Эйла. Ей хотелось зарыться в снег и превратиться в кусок льда, для которого не существует ни боли, ни гнева, ни уныния. Ее стала бить дрожь. Она прикрыла глаза, пытаясь не обращать внимания на холод, от которого уже начинали коченеть ее члены.

Внезапно ее лица коснулось что-то теплое и влажное. Она услышала нежное ржание. Эйла не шевелилась, но кобылка вновь ткнулась в ее лицо. Эйла открыла глаза и увидела над собой большие темные глаза и вытянутую морду степной лошадки. Она обняла кобылку за шею и прижалась лицом к ее мягкой шкуре. Когда Эйла отпустила лошадку, та вновь тихонько заржала.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Смотрите также

Средства управления при менке ног на галопе в один темп.
1.Средства управления при галопе с правой ноги. 2.Средства управления к менке на левую ногу. Смена постановления головы и шеи лошади должна следовать в тот же самый момент, что и смена остальных с ...

Пироплазмоз лошадей
Пироплазмоз лошадей – трансмиссивная (инвазионная болезнь, передающаяся от одного теплокровного животного другому членистоногими) болезнь лошадей, ослов, мулов, вызываемая паразитами эритроцитов кр ...

Средства управления на галопе с правой ноги.
1. Минимальная перестройка постановления лошади, так что виден чуть-чуть краешек нового внутреннего глаза. Эта перестройка на мгновение опережает перестройку остальных средств управления. 2. Перекл ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru