Декорация
Страница 2

Детина, дожидавшийся у входа в котельную, поманил меня за собой и сказал: «Doctor!» Я отмахнулся от него и поплелся к зеленому флигелю. Дождь утих, среди туч показалось голубое небо. По дороге мне встречались люди в военной форме, при оружии. Они с любопытством смотрели на меня, улыбались и приветственно вскидывали вверх руки. Я едва передвигал ноги. Усталость давила мне на плечи бетонной плитой. Вялое любопытство, которое я испытал при виде Крота, угасло, и теперь мною овладела апатия. Мне хотелось выпить и уснуть, и я шел к Кроту с единственной целью: выяснить у него, где можно найти водку и койку.

Когда я вошел в кабинет (у входа стоял охранник, но он пропустил меня беспрепятственно), Крот сидел за столом и по-английски говорил телефону. Он знаком показал мне, чтобы я сел на диван. Едва я сел, так тотчас стал бороться со сном. Карта местности, которая висела на противоположной стене, стала двоиться у меня в глазах. Крот говорил бегло, отрывисто, при этом он кидал в рот орешки из фарфоровой тарелочки, но я все-таки понял, что речь идет о его дочери, которая прилетает чартерным рейсом из Дели, и самолет уже вот-вот приземлится, и в связи с этим бумага должна быть отправлена нарочным немедленно…

– Я прошу прощения, – сказал Крот, опустив трубку. – Срочные дела… Вы были у врача?

– Я здоров. Только спать хочу.

– Понимаю… Мне, правда, удалось подремать пару часиков… Кофе?

Он встал, подошел к журнальному столику, на котором стоял сервиз и чайник, и стал звенеть посудой.

– Лобский, где сейчас Ирэн? – спросил я. – Мне бы очень хотелось ее видеть.

– Потерпите. От силы еще сутки. И вы ее увидите… Вам сколько сахара?

– Где она?

Крот поднес ко мне чашку, раздумывая, что мне можно сказать, а что нет.

– Она вместе с Акуловым продвигается к финишу. Я думаю, они уже на полпути к конечной цели.

– Выходит, Ирэн вышла в финал?

– Нет, – рассмеялся Крот, возвращаясь за стол. – В финал вышел только Акулов. А Ирэн – администратор Игры. У нее другие задачи.

Я не успел поднести чашку к губам. Рука застыла на полпути.

– Что значит администратор? – не понял я.

– Неужели вы даже не догадывались? Что ж, это еще раз подтверждает высочайший профессионализм Ирэн. Я не ошибся, когда остановил на ней свой выбор. Она необыкновенно талантливый человек. Какая у нее бурная фантазия! Какой стремительный полет мысли! Тысячи идей витают в ее светлой головушке!

– Вы хотите сказать… – едва ворочая языком, произнес я, – вы думаете, что Ирэн была в курсе? Она знала, что это Игра?

– Она не только была в курсе… О, простите! Я вам не предложил – может, хотите коньяку?

– Лобский! – Я вскочил. – Ирэн знала, что это Игра?

– Знала! – усмехнулся Крот. – Да она была главным сценаристом! Мы вместе с ней разрабатывали все те нюансы, с которыми вы встретились на маршруте!

Мне показалось, что я сейчас упаду. Пришлось опереться на край стола.

– Не может быть, – прошептал я. – Бред… Выходит, там, в камере, она знала…

– Разумеется! Она знала, что повстанцы, камера, приготовление к казни – всего лишь искусный розыгрыш, и она, надо признать, талантливо сыграла пленницу…

Сметая со стола тарелочку с орешками, бумаги и ручки, я кинулся на Крота и схватил его за воротник рубашки.

– Ты лжешь, сволочь! – закричал я. – Лжешь, поганец! Ирэн не играла! Она верила, что нас казнят! Она была искренней! Она говорила мне правду!

Крот не сопротивлялся, терпеливо дожидаясь, когда я его отпущу, лишь покраснел немного.

– Хорошо, – сказал он. – Я вам докажу…

Я отпустил его. Он поправил воротник, поднял с пола бумаги, затем придвинул к себе телефонный аппарат и набрал номер. Включил внешний динамик и прибавил громкости. Раздались длинные гудки. Затем щелчок и голос Ирэн:

– Слушаю вас, шеф!

– Как у тебя дела? – спросил Крот, не спуская с меня глаз.

– Мчимся на всех парах! Думаю, к обеду мы будем на финише.

– Шансы на победу?

– Очень высоки! Акулов уже составляет список гостей, которых намерен пригласить на банкет… Как там Кирилл?

– Он в полном порядке, – ответил Крот и подмигнул мне. – Проходит курс реабилитации под наблюдением врача.

– Большой привет ему от меня. Скажите, что…

Я попытался выхватить из руки Крота трубку, но он увернулся и нажал кнопку отбоя. Я в ярости раздавил ногой тарелочку из-под орешков. Случилось светопреставление! Ирэн оказалась декорацией к спектаклю, ее слова – тщательно отредактированным монологом, а чувства – талантливой актерской игрой. Слезы хлынули из моих глаз. Как больно! Как больно!

– Ну что вы, Кирилл! – укорил меня Крот. – Нельзя же так расстраиваться по пустякам! У вас нервное переутомление. Вы слишком вжились в роль… Расслабьтесь, друг мой! Выпейте коньяку!

Он кинулся к дверце встроенного в стену бара, как санитар за лекарством для умирающего. Я грохнулся на диван, обхватил лицо руками. Я не мог успокоиться. Боль и обида душили меня.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Лесные прогулки
  Наконец-то мы добрались до самой сути. До сих пор создавалось впечатление, что лошади на даче — это одни только бесконечные заботы. Теперь же позвольте мне начать безостановочно хвастаться ...

Инфекционные болезни
Инфекционные болезни являются результатом внедрения в организм животного болезнетворных (патогенных) микробов и их последующего размножения и распространения в организме. Они характеризуется способ ...

Состав ветеринарной аптечки
Для оказания пострадавшему или заболевшему животному первой доврачебной помощи в хозяйстве необходимо иметь ветеринарную аптечку. В состав аптечки должны входить следующие средства первой помощи: и ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru