Тетя Алла
Страница 2

– Какое счастье! – с облегчением вздохнула Марго. – Как ты думаешь, кости целы?

– Чьи? – уточнил я и поднял Марго на руки. Она обвила мою шею руками. Я вышел на берег. Ботинки чавкали от воды.

– Ну? Чего ты остановился? – шепнула Марго. – Не знаешь, что спасатель должен делать дальше?

Я опустил ее на камни. Марго притянула к себе мою голову и нежно прикусила мою губу. Потом обхватила мою талию ногами. Я беспокоился, чтобы пряжка от ремня не зацепила ее пупковое колечко. Складной нож, выпавший из кармана, цокнул о камни. Мои локти и колени ворошили гальку, и она шуршала так, словно по пляжу шел взвод солдат. Где-то рядом мелодичным звоном отзывалось лезвие мачете. Мы издавали столько звуков, сколько не выдал бы даже старый, продавленный и скрипучий диван… Я перевернулся на спину, и Марго оказалась на мне. Силуэт ее головы и плеч застыл на пронзительно синем небе. Какая-то крупная птица, едва качая крыльями, неслышно пронеслась над нами. Мне захотелось уподобиться ей, и я закрыл глаза, раскинул руки, расслабился. Галька, продавленная моей тяжестью, в точности повторила все изгибы моего тела. Ни с чем не сравнимый анатомический матрац! Кажется, что наступила невесомость, и нет ни рук, ни ног, ни головы – одна воспаренная душа… Я слышал, как Марго плещется в реке. Потом она подошла ко мне, легла рядом и уткнулась носом мне в подмышку. Ее ладонь лежала на моем лице, пальцы скользили по носу, бровям, губам, гуляли по щетине. Марго изучала меня, но это было не прежнее поверхностное любопытство. Девушку уже интересовали детали, как если бы она купила новую машину и, забравшись в салон, трогала рычаги, кнопки и ручки на панели. Я был объектом ее маленькой завершенной цели, но воспринимал свою неожиданную роль спокойно, не чувствуя себя униженным. В конце концов, мы оба обладали друг другом, и моя плоть не противилась ласкам Марго. Я был умиротворен и ленив, и душа не конфликтовала с телом. Об Ирэн я сейчас не думал, но даже если бы ее милый образ озарил мое сознание, муки совести не потревожили бы меня. И все дело было в том, что близость с женщиной не вызывала во мне ассоциации с Ирэн. Того, что так легко и просто произошло у меня с Марго, никогда не было с Ирэн. Моя милая, странная, недоступная и, вместе с тем, такая родная сотрудница обитала в какой-то иной сфере, никак не связанной с физическим наслаждением.

– Ты торопишься к финишу? – спросил я.

– Еще бы! Как овечка на колбасный завод.

– Поживем здесь пару дней?

– С тобой хоть до конца жизни. А Лобского выгоним!

– Пусть он сам решает, оставаться или идти одному… Только ты должна дать мне слово.

– Какое слово?

Ее пальцы притаились на моих губах, словно кошка у мышиной норы. Я раздумывал, как предупредить ее об опасности, но не упомянуть о Морфичеве.

– Ты все время должна быть рядом со мной. Ты должна помнить, что нас окружают джунгли, в которых полно опасных животных. И если ты вдруг заметишь что-нибудь подозрительное…

Марго приподнялась надо мной и принялась рассматривать мои глаза. Ее сырые косички щекотали мне щеки.

– А ты дай мне слово, что расскажешь все без утайки, – сказала она.

– Что тебя интересует?

– Я же вижу, как ты все время озираешься по сторонам, прислушиваешься…

– Не хочется, чтобы нами позавтракал тигр.

– Неправда! Ты не с тигром ждешь встречи, а с человеком. Хотелось бы узнать, кто тебя больше интересует: Морфичев или…

– Или, – ответил я.

Марго коснулась пальцами мочки моего уха и слегка сдавила ее.

– Может, ты ее любишь?

– Не знаю, – признался я.

– Есть один очень надежный способ, который помогает определиться. Представь, что кто-то тебе говорит: «Сейчас я расскажу про твою девушку такое, что у тебя волосы дыбом встанут!» И вот, если ты не захочешь слушать, закроешь этому человеку рот, убежишь от него, значит, ты боишься, что твои чувства могут рухнуть, как хилая кровля под тяжестью снега. Это не любовь. А вот если ты ответишь: «Давай, валяй! Мне все равно, потому что я люблю ее со всеми недостатками, и ничто не повлияет на мои чувства»…

– Ты хочешь испробовать этот способ?

– К сожалению, я не знаю о ней ни хорошего, ни плохого.

– А тебе не все ли равно, как я к ней отношусь?

Марго немного подумала и ответила:

– А тебе не все ли равно, все ли равно мне?

Мы могли до бесконечности перекатывать друг к другу этот клубок вопросов, усложняя и запутывая его всякий раз, но я первый вышел из этой игры и пошел купаться. Стемнело уже настолько, что нельзя было рассмотреть лица Марго. На речной глади отражался малиновый огонек костра. Рядом с ним застыла сутулая фигура Крота. Небо, лес и галечный пляж, три широких полосы различались едва заметными тонами. От пляжа исходило дневное тепло, и в темноте он напоминал заснеженную опушку. Лес выглядел как смоляно-черное пятно, источающее сырость и многообразную гамму запахов.

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

Ногавки и бинты
  Ногавки защищают ноги лошади от ударов, засекания копытами путового сустава. Денниковые используют для перевозки и для наложения компрессов. Бывают также с защитой от снимания (колючие). С ...

Ошибки и способы их исправления
Наиболее распространенная ошибка при менке ноги на галопе заключается в том, что лошадь, хотя и правильно меняет ногу, но делает это без швунга, со слишком малым захватом пространства и высоким круп ...

Как научить лошадь заходить вконевоз?
  Ох, нелегкая это работа — из болота тащить бегемота! К.И. Чуковский     Для лошади уметь входить в автомобиль, предназначенный для перевозки лошадей, не бояться трапа ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru