Мужчина и мальчик
Книги и прочее / Лошадь под водой / Мужчина и мальчик
Страница 9

– К счастью, я не могу подтвердить сведения, которые ты получил из первых рук, – сказал я, – но продолжай про сделку.

– Один из моментов, которые проверяет офицер, – вопрос о вменяемости приговоренного. Согласно разделу 4 Акта о невменяемости от 1890 года, все, что требуется офицеру, – это свидетельство мирового судьи и два медицинских сертификата, чтобы отменить протокол, утвердивший приговор, и направить заключенного в гражданскую психиатрическую больницу. По инструкциям морского министерства после одного месяца пребывания там его увольняют с военной службы.

– И Лавлесс поверил, что с ним будет так, если он признает себя виновным?

– Да. Видишь ли, кто-то принес ему ежедневные медицинские отчеты о его состоянии и позволил их сжечь. Ему пообещали составить новые, чтобы показать симптомы психических нарушений.

– Ты не просил, чтобы и тебя так же обследовали? – спросил я.

– Нет, – сказал Томас, – офицер, который готовил мои показания для суда, упомянул «Белый список», но я сделал вид, что не знаю, о чем идет речь.

– Лавлесса судили до тебя? – спросил я.

– Да, Он признал себя виновным, был приговорен и вернулся в камеру. Меня еще не вызывали давать показания, но слушания начинались на следующий день. Потом эта ночь, ночь первого дня моего суда„. В ту ночь все и случилось.

– Что случилось? – спросил я.

Томас вытер руки носовым платком с дюжиной заштопанных дырок, допил свой стакан, откинулся на подушку, будто для того, чтобы вздремнуть. Я подошел ближе и склонился над ним.

– Что же случилось? – спросил я снова.

Глаза Томаса были закрыты. Он зажмурился то ли от боли в руке, то ли от воспоминаний. Потом быстро сказал:

– Я услышал, как Лавлесс завизжал. Он кричал: «Берни, помоги, помоги мне!» Затем раздались шаги, грохот сапог охранников, когда они бежали, и я услышал низкий голос, который, я думаю, принадлежал капеллану. Я не мог различить слов, которые он говорил. Потом снова раздался голос Грэма. Он кричал на более высокой ноте, и голос его выделялся среди других голосов. "Они собираются меня повесить, Берни, – кричал он и затем прокричал снова: «Помоги мне!» Раздался скрежет ключей, дверь хлопнула, и все стихло.

– Ты крикнул ему что-нибудь в ответ? – спросил я.

– Нет. – Томас опустил голову. – Я думаю, что должен был сделать это, каждый день моей последующей жизни. Но что я мог сказать? «Я говорил тебе!», или «Держись, я иду за тобой!», или «Все к лучшему!», что мне было прокричать ему в ответ?

– Правильно, – рассудил я. – Ты не мог сказать ему много, они все равно бы его повесили.

Не знаю почему, но я поверил, что все это – правда.

Страницы: 4 5 6 7 8 9 

Смотрите также

Где, что, почем?
  Одно время купить что-то из амуниции в Москве (о регионах и говорить нечего) можно было только на заводе конноспортивного инвентаря (КСИОК, «шорка», ул.  Нижняя, 14, станция метро «Белорус ...

Средства управления
Чтобы начать принимание на галопе, всадник дает лошади немного больше постановления и начинает элемент с полуодержки. Внутренняя рука всадника дает лошади постановление. Наружная рука выходит впере ...

Плечом внутрь
Из всех боковых движений самым простым является плечом внутрь. Поэтому с него начинается работа над боковыми движениями и подготовка лошади к траверсу, ренверсу и приниманиям. За траверсы, ренверсы ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru