Нити истории
Страница 2

Я догадался, что пришел мальчишка с пакетом. Так оно и оказалось. В руках парень держал небольшой сверток из газетной бумаги. В нем находился клочок волос Ферни. Я поблагодарил его и послал на сей раз за пачкой сигарет.

Чарли спросила:

– Кто там?

– Мальчик, – ответил я. – Сегодня утром попросил его принести мне сигареты. Наконец он вспомнил про это, но купил сигареты с фильтром.

– Возьми сигару, – предложил Джорджо.

– Нет, я предпочитаю сигареты. Наверно, схитрил малыш, чтобы я дал ему еще какое-нибудь поручение.

– Я видела, что вы болтаете, как некогда потерявшие друг друга братья, – усмехнулась Чарли. – Этот мальчишка постоянно крутится возле ужасного Ферни.

– Вертится вокруг Ферни, – повторил я, сдерживая истерику. Из всех мальчишек в городе надо же мне было выбрать именно этого!

Джорджо снова заговорил о нырянии. Он и Синглтон пришли к заключению, что нарушение системы подачи воздуха делает сложную работу практически невозможной.

– Это как пуповина, – объяснил Джорджо. – Мой дядя говорил, что богиня Атропа постоянно держит свои ножницы на шланге подачи воздуха.

– Кто это Атропа? – спросила Чарли.

– Одна из трех парок в греческой мифологии, – напомнил Синглтон. – У нее в руках ножницы, и она перерезает нить жизни, решая судьбу человека.

– Да, – улыбнулся Джорджо, – если металлические края затонувшей лодки – ножницы Атропы, то тонкий шланг там, внизу, по которому ныряльщику подается воздух, это тоже нить жизни.

К тому времени, когда мы отправились спать, за окнами уже бесновался штормовой ветер и внизу воздух, вода и песок – все смешалось. Иногда можно было различить отдельную волну; рокот, удар, небольшая пауза и вновь откат волны. Часто, однако, смешиваясь и вибрируя, звуки превращались в единый протяжный вой, который, колотясь о ставни, ударяясь о металлическое ведро, хлопая полотнищами шезлонгов, стуча по голове и забивая уши, закручивал вихрем мысли.

Дверь в моей комнате открывалась на балкон. На расстоянии двух-трех миль на горизонте в черном океане мерцали огни лодок рыбаков, ловивших каракатиц. Я представил себе, как ужасно работать ночью в пустынной Атлантике и получать при этом всего один процент от улова. Прежде чем лечь спать, я долго наблюдал за темными облаками, скользившими по поверхности луны.

Я пытался заснуть, но выпитый кофе мешал мне. В три тридцать утра я услышал, как открылась дверь кухни. Еще кто-то не мог спать. Может, встать и выпить чашечку кофе? Шаги прошуршали по плиткам пола на кухне. До меня донеслось, как открылась входная дверь и раздались шаги на балконе. Натягивая одежду, я услышал, как скрипнули ржавые петли калитки. И все смолкло.

Лунный свет был достаточно ярким, чтобы, глядя с балкона, я мог различить удаляющуюся фигуру. Фигура повернула от калитки и двинулась вдоль берега на запад. Я спустился как только мог быстро с лестницы. Ледяной ветер струей ударил в меня, и тонкие иголки брызг пронзили мои брюки и свитер. Металл пистолета холодно касался моего бедра.

В двадцати ярдах впереди меня ночной путешественник не делал уже попытки спрятаться, и я узнал Джорджо. Он шел вдоль скал у подножия утеса, достиг основания широкой, похожей на сторожевую лестницы, извивавшейся как болтающаяся лента между берегом и высоко расположенной променадой, и стал по ней подниматься. Ему стоило только взглянуть вниз, чтобы заметить меня. Было бы глупо обнаружить свое присутствие до того, как он доберется до цели.

Я дал ему достаточно времени, чтобы оказаться на самом верху. Затем начал подниматься сам, внимательно следя за тем, чтобы не наступить на какой-либо камень, хотя рев океана поглотил бы всякий звук слабее грохота обвала.

Дойдя до конца лестницы, я приостановился, вынул из-за пояса «смит-и-вессон», сделал очень тихий вдох и выдох и направился к променаде. Если он ждал меня, то от громкого выдоха могло зависеть многое.

Однако меня никто не ждал. Направо узкая булыжная дорожка была свободна на расстоянии примерно мили, а слева раздавался только слабый звук двухтактного мотоциклетного двигателя и шум моря. Маленькое серое облачко, как палец, протирало усталое око луны. Похоже, что Джорджо совершал поездку на багажнике мотоцикла. Мы знали, кто ездил на мотоцикле с двухтактным двигателем. Похоже, что я терял друзей быстрее, чем мог заменить их.

Страницы: 1 2 

Смотрите также

Как стать конкуристом
  Скажешь «гоп», как перепрыгнешь. Украинская пословица     Василиса Ковалева   Заниматься конкуром на даче — это не фантастика. Прыгать умеют все лошади, в том числе ...

Фарингит
Фарингит – воспаление слизистой оболочки и более глубоких слоев глотки, а также мягкого нёба, лимфатических узлов. Вызывается внедрением в ткани глотки и ее лимфатическое кольцо микроорганизмов, ме ...

Планируем конюшню
  В конюшне для двух лошадей должны быть предусмотрены: два денника с перегородкой, проход, амуничник, санузел, помещение для котла отопления, на втором этаже — жилая комната и склад концент ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru