Маленькая белая лошадка в серебряном свете луны
Книги и прочее / Маленькая белая лошадка в серебряном свете луны
Страница 67

Присутствие Захарии придало Марии храбрости. Может быть, он только кот, но кот необыкновенный.

Верхняя ветка сосны была как мост между стволом и зубцом башни, и если бы внизу не было ужасной пропасти, ничего бы не стоило перейти по ней. Если бы между веткой и землей оыло несколько футов, Мария не задумываясь прошла бы по ней. Но Робин и теперь, казалось ни о чем не задумывался. Он легко и свободно шел по ветке с Виггинсом под мышкой.

Но когда настала очередь Марии, она поняла, что просто не может этого сделать. Перед ней казалось, были сотни миль. Она просто не могла. Когда Робин, благополучно перешедший на ту сторону, уже карабкался, держась одной рукой на зубцы, она была еще у другого конца ветки. раскачивающейся там, где она сидела, еле сдерживая тошноту и головокружение. Ей было ужасно неприятно, что Робин обернется и увидит, что она испугалась… Но она ничего не могла поделать… И тогда что-то черное перебралось по ее плечу к ветке перед ней, и она увидела огромный черный хвост прямо у своего носа. Со вздохом облегчения она схватилась за него, как будто это была веревка, закрыла глаза, двинулась вперед и следом за Захарией добралась до Робина, который перегнулся через зубцы стены, чтобы поддержать ее.

Когда она снова открыла глаза, все четверо сидели вместе на каменной крыше замка. Она была похожа на дворик, совершенно пустой, за исключением квадратного каменного строения с дверцей в стене. Они сидели и ждали, пока к ним вернется дыхание, а потом Робин подошел к двери и открыл ее. Внутри была винтовая каменная лестница, ведущая во тьму. Не произнося ни слова, он подхватил Виггинса и пошел вниз, Мария последовала за ним, Захария шел за ней по пятам.

Свет из открытой двери недолго светил им, и скоро они очутились в полной темноте. Они продвигались ощупью, пока Робин не наткнулся на другую дверь. Он нащупал ручку, повернул ее и легонько отворил дверь на дюйм. В проеме показалась вертикальная полоса света, он открыл дверь пошире и обернулся.

– Пойдем, – шепнул он Марии.

Они прошмыгнули в дверь и бесшумно закрыли ее за собой. Они оказались в маленькой каменной галерее, с которой узкие каменные ступени вели в большой замковый зал внизу.

Должно быть, это был не только зал, но и кухня, потому что в огромном очаге горел жаркий огонь, над которым на вертеле жарились огромные куски мяса.

– Это корова сэра Бенджамина, – прошептал Робин. – А отец Петеркина Перчика сказал, что у него вчера украли яйца. А у отца Пруденсии в последнюю среду пропал бочонок сидра и весь хлеб, который испекла миссис Булочка.

В середине зала вместо стола стояли покрытые досками козлы, а на них огромное блюдо с печеными яйцами. Там же лежали ломти хлеба и стояли кувшины с сидром.

Но Марию больше заинтересовала не еда, а люди. Два свирепых на вид человека с черными волосами и бородами в кожаных передниках поворачивали вертел с мясом, а еще двое расставляли тарелки и кружки. Еще один раздувал мехами уголья в жаровне, а другой сидел на табурете и точил на камне ужасный нож. Ни один из них ей не понравился.

– Они собираются обедать, – шепнула она Робину. – У них такой поздний обед.

– Они обедают, когда закончат все злые дела за день, – объяснил Робин. – Мы должны выждать, пока сидр мистера Булочки не подействует, и они не станут добрее, и тогда мы спустимся.

Дверь в заднем конце зала открылась, и вошел крупный мужчина, он был выше других, на плече у него сидел огромный черный петух, в руках он держал ружье, а на поясе у него болталась пара мертвых кроликов. Он был одним из тех, от кого они спасли Тишайку. За ним шли еще пятеро, которые несли корзины, полные свежей рыбы. Они отдали одну из корзин человеку у жаровни, и тот принялся чистить рыбу и печь ее на угольях. Мужчины сняли сапоги и расположились отдыхать на скамьях, стоящих вдоль стен.

Мария сосчитала их. Всех вместе их было двадцать. Двадцать здоровенных мужчин и один здоровенный петух против двух детей, очень маленькой собачки и кота.

Как только мясо и рыба были готовы, трапеза началась. Люди из Темного Леса придвинули скамьи и с жаром накинулись на еду. У детей закипела кровь в жилах, когда они увидели, как эти люди наслаждаются ворованной едой. Рыба пахла замечательно. У них в Усадьбе никогда не было такой рыбы. Даже рыбные головы для Захарии приходилось возить из города, и они были совсем не такого качества. Захария очень хорошо почувствовал разницу, потому что когда они принялись за рыбу, он начал сглатывать слюну и тихонько урчать.

Страницы: 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72

Смотрите также

Всадник без головы, или Безопасная езда
  Жизнь дается человеку один раз. И прожить ее надо так, чтобы не было мучительно больно… Н. Островский     Береженого Бог бережет. Русская пословица   ...

Рыжие, гнедые, серые, вороные
  Хорошие лошади никогда не бывают плохой масти. Пословица     В сущности, из тех факторов, которые должны влиять на выбор коня, масть — это самый последний. Народные пр ...

Нервная система
Нервная система осуществляет морфофункциональную интеграцию частей организма, единство организма и окружающей среды, а также обеспечивает регуляцию всех видов деятельности организма: движение, дыхан ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru