Маленькая белая лошадка в серебряном свете луны
Книги и прочее / Маленькая белая лошадка в серебряном свете луны
Страница 65

– Но, Робин, – прошептала Мария, – что мы будем делать, когда попадем внутрь?

– Еще не знаю, – ответил Робин. – Думаю, что мы поднимемся к этим Людям и скажем им, чтобы они больше не творили зла. Во всяком случае, мы должны попытаться.

Мария обдумала этот план, простой, но ужасно опасный, и вся задрожала от страха, но ответила на его веселую ухмылку радостной улыбкой.

– Минуточку, молодая госпожа, минуточку, мастер Робин, – раздался скрипучий голос, и повернувшись, они увидели, что к ним в сопровождении Захарии пробирается между деревьями Мармадьюк Алли, несущий в каждой руке по набитой кожаной сумке.

– Услышав через слегка приоткрывшуюся во время завтрака кухонную дверь, что сегодня будет праздничный день, не омраченный тенью образования, я взял на себя смелость упаковать немного провизии для пикника, – сказал он. – Это смягчит муки голода, если ваше паломничество затянется более предвиденного, и обеспечит безопасное возвращение к наследственному жилищу, которое так страстно ожидается вашими доброжелателями. Сумки снабжены лямками, так что их можно повесить через плечо, и если их немного сдвинуть на спину, их вес не затруднит вашего продвижения. Хорошего дня, молодая госпожа, хорошего дня, мастер Робин.

Потом он отдал сумки, отмахнулся от их благодарности и низко поклонился. Уже наполовину повернувшись, чтобы уходить, он помедлил и уставился яркими голубыми глазами на Захарию.

– Захария, – сказал он торжественно, – иди с ними и исполни сегодня свой долг.

Потом он повернулся и пустился в обратный путь по саду.

– Теперь все вперед, – заявил Робин, когда они повесили сумки на плечи, как их научили, а Мария, поставив ногу на его протянутую руку, вскочила на Барвинка. – И пусть Бог поможет правому!

Процессия с Рольвом во главе, следующей за ним на Барвинке Марией, Робином, идущим рядом, Виггинсом, Тишайкой и Захарией, чей хвост был втрое сложен на спине, позади, выступила в путь, прошла до дальнего конца огороженного сада, вышла через другую, дверь в ту часть парка, где Мария была в самое первое утро. Но они не пошли по направлению к Цветочной Лощине и морю, а повернули на север к сосновому бору.

Парк от бора отделяла деревянная изгородь, но в одном месте она была сломана, и они смогли пройти.

– Сэр Бенджамин всегда чинит изгородь, а ОНИ снова ее ломают, – сказал Робин.

В тот момент, когда они вошли в сосновый бор, яркий весенний солнечный свет померк, и они оказались в сумрачном мире. Стволы деревьев возвышались над ними, как колонны в каком-то огромном соборе, а высоко вверху ветви переплетались между собой и образовывали гигантский балдахин тьмы у них над головами. Толстый ковер опавшей сосновой хвои заглушал все звуки, и молчание было глубоким и странным. Во всех направлениях уходили одинаковые колонны стволов, но Рольв знал дорогу. Его огромная мохнатая фигура прыжками продвигалась все глубже и глубже в лес. Робин, Барвинок, Тишайка и Захария казались неутомимыми, но у Виггинса очень скоро устали лапки, и он начал спотыкаться и жаловаться, так что Марии пришлось позаботиться о нем. Он немного дрожал, и прижимая его к груди, Мария почувствовала себя куда храбрей. Защита кого-нибудь, кто испуган еще больше, чем ты, заставляет чувствовать себя храбрым, как лев… храбрым, как… Рольв… Она взглянула на Рольва, идущего впереди.

– Робин! – внезапно шепнула она. – Я знаю, что Рольв вовсе не пес. Я знаю, он – лев!

– Конечно, – отозвался Робин.

– Но сэр Бенджамин все время говорит о нем, как о псе!

– Это для того, чтобы не тревожить людей, – объяснил Робин.

– Да ну! – восхитилась Мария. – Я… ну… никогда! Я рада, что узнала его раньше, чем поняла, кто он такой.

Она посмотрела на Рольва, выступающего во главе отряда, и подумала, что уважать его больше, чем всегда, она не может, но что теперь она его не просто уважает, а преклоняется перед ним. Лев!

Немного позже Рольв внезапно уселся под огромной сосной с кривыми корнями, вылезающими из-под земли, так и приглашающими посидеть на них или к ним прислониться. Из-под корней выбегал маленький чистый ручеек, спешащий на восток к морю.

– Обед! – провозгласил Робин.

Мария спешилась, и они с Робином удобно устроились на корнях, а довольные звери разлеглись подле них на мягком ковре из опавшей хвои. Мария открыла сумки, развернула белоснежные салфетки и вскрикнула от восторга. Мармадьюк Алли превзошел сам себя. Непостижимо было, как он сумел уместить все это в таком малом объеме. Бутерброды с ветчиной. Бутерброды с вареньем. Колбасный рулет. Яблочный рулет. Имбирный хлеб. Шафрановый кекс. Сахарный бисквит. Редиска. Маленькая бутылочка молока. Две маленьких роговых чашечки и два маленьких роговых блюдечка. Глаза детей сверкали в предвкушении, звери облизывались, и каждый получил то, что ему причиталось. Захария – бутерброды с ветчиной и молоко в одном из блюдечек, Тишайка – редиску, Виггинс – колбасный рулет и сахарные бисквиты. Барвинок был очень доволен яблочным рулетом. Мария и Робин съели все, что осталось. Рольв, которому тоже предложили колбасный рулет, отказался, и вместо этого просто напился воды из ручейка.

Страницы: 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70

Смотрите также

Собранная стойка
В дрессуре среднего класса совершенствуется сбор, отрабатываются дальше такие элементы, как собранная стойка, выход из стойки и переходы. Правильное их выполнение является для всадника показателем ...

Об ответственности кузнеца-коваля
Не ошибается тот, кто ничего не делает. За недостатки, возникающие вследствие ошибок кузнеца-коваля, он несет материальную ответственность. (За все ошибки и убытки возникшие в результате действий ...

Шкала дрессуры на уровне «Большого приза»
Шкала дрессурыДополнительно отрабатывается с помощью:Тренировочные тестыРитм Раскованность Упор в поводСохранение четкого ритма, раскованности и правильного упора в повод при менке ног на галопе в о ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru