Маленькая белая лошадка в серебряном свете луны
Книги и прочее / Маленькая белая лошадка в серебряном свете луны
Страница 58

Малютка Эстелла не отвечала. Она подала Марии шляпку с перышком, накинула на плечи свою серую шаль и проскользнула через маленькую дверь, подходящую по размеру Лунным Девам и карликам, и в сопровождении Виггинса они спустились вниз.

В зале их уже ждали Рольв и Тишайка, и – что самое удивительное – Захария.

– Захария пойдет с нами? – с изумлении спросила Мария. – Я думала, он никогда ни с кем не ходит.

– Это великий момент в истории Лунной Долины, – объяснила Эстелла. – И потому все звери, особо интересующиеся этим делом, собрались вокруг тебя. Барвинок ждет снаружи. Я оседлала его для тебя. Робин в церкви с остальными детьми.

Они вышли и спустились по ступеням. Барвинок терпеливо стоял у камня, с которого удобно была садиться на лошадь.

– Ты поедешь на Барвинке, а я на Рольве, – сказала Мария. – Не важно, что ты не в костюме для верховой езды. Он пойдет очень тихо.

– Я это знаю, – мягко сказала Эстелла, умело вскакивая на пони. – Мой дорогой Барвинок.

Барвинок негромко и радостно заржал, а потом с любовью посмотрел на Марию, чтобы та не почувствовала ревности.

– Похоже, у Мерривезеров животные живут много лет, – сказала Мария, садясь на Рольва и ухватившись за его шерсть на загривке.

– Они знают, что они нужны, – ответила Эстелла.

– Да, у них есть чутье, – задумчиво произнесла Мария. Она все лучше и лучше понимала – водительство и защита зверей совершенно необходимы полностью лишенным чутья Мерривезерам.

Было так рано, что луна еще висела в небе над кедром, как лампа, и даже слабо виднелись звезды. Но на востоке, за Райским Холмом, небо уже было розовым, а на западе, над морем, гряда жемчужно-серых облаков светилась чистым золотом. Времени было предостаточно, и две Лунные Девы медленно скакали под деревьями по поросшей мхом дороге. Ударяясь о мох, копыта Барвинка не издавали ни звука, а Рольв всегда скакал совершенно бесшумно. Тишайка, Захария и Виггинс бежали позади, переговариваясь друг с другом, но так тихо, что их беседа была почти не слышна. Это был момент особой тишины, самый подходящий для рассказа.

– Ну, давай, Малютка Мама, – сказала Мария.

– Как и ты, я не родилась в Лунной Усадьбе, – начала Эстелла. – Я родилась в Корнуолле, где море ревет у огромных скалистых утесов и растут самые прекрасные герани в мире. Я прожила там десять лет, а потом умерли мои родители, и я приехала в Лунную Усадьбу со своей гувернанткой Эльспет на попечение жены моего дяди леди Легации Мерривезер, матери сэра Бенджамина. Она очень рано овдовела, но она была способной женщиной, хорошо воспитала своего сына и так умело вела хозяйство, что Лунная Долина процветала под ее управлением. Она была резкая и суровая, и я ее не любила, хотя я уверена, что она делала, что могла, для маленькой нищей сироты, которой я была, когда приехала в Лунную Долину, не имея в мире ничего, кроме той одежды, которая была на мне, и десяти цветочных горшков с отростками герани, той самой знаменитой розовой герани, гордости Корнуолла.

– Так вот почему в твоем доме столько герани, – пробормотала Мария.

– Да, – ответила Эстелла, – те, что в моем доме, и те, что в доме у Старого Пастора, это потомки тех десяти первых отростков. Если я принесла в Лунную Долину несчастье, то я принесла и герань.

– Продолжай, – мягко сказала Мария.

– Мой отец, отец сэра Бенджамина и твой дедушка были братьями, – сказала Эстелла. – Их было только трое, и у каждого было по одному ребенку, сэр Бенджамин, я сама и твой отец, так что теперь Мерривезеры очень маленькая семья, только сэр Бенджамин, я и ты.

– Ничего, – решительно заявила Мария, – недостаток количества мы восполним качеством. Трех более милых людей в мире не найти. И как такие милые люди, как ты и сэр Бенджамин могли поссориться, ума не приложу… Расскажи мне о ссоре, Малютка Мама… Из-за чего вы поссорились?

– Из-за гераней, – совсем тихо ответила Эстелла.

– Из-за гераней! – выдохнула Мария. – Но как можно ссориться так долго и ужасно из-за гераней?

– Оглядываясь назад, я тоже не понимаю, – сказала Эстелла, – но тогда герани казались важнее всего на свете. Так происходят все ссоры, особенно у Мерривезеров. Они начинаются из сущего пустяка, такого, как розовые герани, а потом этот пустяк все растет и растет, пока не займет весь мир.

– Продолжай, – сказала Мария.

– Когда я приехала в Лунную Усадьбу, я была несчастной маленькой девочкой. Я любила своих родителей, а они умерли, я любила наш корнуолльский дом, а его не стало. Только розовые герани напоминали мне о родителях и доме. У меня не хватает слов объяснить тебе, Мария, как я обожала эти розовые герани. Меня, как только я приехала, поселили в маленькой комнатке в башне, и я заполнила всю комнату геранями, а когда герани разрослись, я расставила горшки вдоль всей лестницы… И тут-то и начались проблемы… Леди Летиция очень не любила двух вещей – гераней и розового цвета – особенно ярко-розового. В парке усадьбы не было герани, а в доме не было ничего розового. Это она подбирала мебель для гостиной и вышивала обивку кресел, и ты помнишь, что розы там и красные, и желтые, но не розовые.

Страницы: 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Смотрите также

Цели обучения
В выездке среднего класса появляются, новые элементы - боковые движения на рыси, прибавленный галоп, собранный и прибавленный шаг, менка ног на галопе. Боковые движения, собственно говоря, не пред ...

Инфекционная анемия лошадей
Инфекционная анемия лошадей – вирусная болезнь непарнокопытных, характеризующаяся чередованием дней высокой температуры с днями нормальной температуры, анемией (малокровием) и длительным вирусоноси ...

Сделайте паузу!
  От работы кони дохнут. Русская поговорка     Тяжело ли держать лошадь дома? Спросите у любого крестьянина, каково ему ежедневно ухаживать за коровой. Он сперва посетуе ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru