Маленькая белая лошадка в серебряном свете луны
Книги и прочее / Маленькая белая лошадка в серебряном свете луны
Страница 58

Малютка Эстелла не отвечала. Она подала Марии шляпку с перышком, накинула на плечи свою серую шаль и проскользнула через маленькую дверь, подходящую по размеру Лунным Девам и карликам, и в сопровождении Виггинса они спустились вниз.

В зале их уже ждали Рольв и Тишайка, и – что самое удивительное – Захария.

– Захария пойдет с нами? – с изумлении спросила Мария. – Я думала, он никогда ни с кем не ходит.

– Это великий момент в истории Лунной Долины, – объяснила Эстелла. – И потому все звери, особо интересующиеся этим делом, собрались вокруг тебя. Барвинок ждет снаружи. Я оседлала его для тебя. Робин в церкви с остальными детьми.

Они вышли и спустились по ступеням. Барвинок терпеливо стоял у камня, с которого удобно была садиться на лошадь.

– Ты поедешь на Барвинке, а я на Рольве, – сказала Мария. – Не важно, что ты не в костюме для верховой езды. Он пойдет очень тихо.

– Я это знаю, – мягко сказала Эстелла, умело вскакивая на пони. – Мой дорогой Барвинок.

Барвинок негромко и радостно заржал, а потом с любовью посмотрел на Марию, чтобы та не почувствовала ревности.

– Похоже, у Мерривезеров животные живут много лет, – сказала Мария, садясь на Рольва и ухватившись за его шерсть на загривке.

– Они знают, что они нужны, – ответила Эстелла.

– Да, у них есть чутье, – задумчиво произнесла Мария. Она все лучше и лучше понимала – водительство и защита зверей совершенно необходимы полностью лишенным чутья Мерривезерам.

Было так рано, что луна еще висела в небе над кедром, как лампа, и даже слабо виднелись звезды. Но на востоке, за Райским Холмом, небо уже было розовым, а на западе, над морем, гряда жемчужно-серых облаков светилась чистым золотом. Времени было предостаточно, и две Лунные Девы медленно скакали под деревьями по поросшей мхом дороге. Ударяясь о мох, копыта Барвинка не издавали ни звука, а Рольв всегда скакал совершенно бесшумно. Тишайка, Захария и Виггинс бежали позади, переговариваясь друг с другом, но так тихо, что их беседа была почти не слышна. Это был момент особой тишины, самый подходящий для рассказа.

– Ну, давай, Малютка Мама, – сказала Мария.

– Как и ты, я не родилась в Лунной Усадьбе, – начала Эстелла. – Я родилась в Корнуолле, где море ревет у огромных скалистых утесов и растут самые прекрасные герани в мире. Я прожила там десять лет, а потом умерли мои родители, и я приехала в Лунную Усадьбу со своей гувернанткой Эльспет на попечение жены моего дяди леди Легации Мерривезер, матери сэра Бенджамина. Она очень рано овдовела, но она была способной женщиной, хорошо воспитала своего сына и так умело вела хозяйство, что Лунная Долина процветала под ее управлением. Она была резкая и суровая, и я ее не любила, хотя я уверена, что она делала, что могла, для маленькой нищей сироты, которой я была, когда приехала в Лунную Долину, не имея в мире ничего, кроме той одежды, которая была на мне, и десяти цветочных горшков с отростками герани, той самой знаменитой розовой герани, гордости Корнуолла.

– Так вот почему в твоем доме столько герани, – пробормотала Мария.

– Да, – ответила Эстелла, – те, что в моем доме, и те, что в доме у Старого Пастора, это потомки тех десяти первых отростков. Если я принесла в Лунную Долину несчастье, то я принесла и герань.

– Продолжай, – мягко сказала Мария.

– Мой отец, отец сэра Бенджамина и твой дедушка были братьями, – сказала Эстелла. – Их было только трое, и у каждого было по одному ребенку, сэр Бенджамин, я сама и твой отец, так что теперь Мерривезеры очень маленькая семья, только сэр Бенджамин, я и ты.

– Ничего, – решительно заявила Мария, – недостаток количества мы восполним качеством. Трех более милых людей в мире не найти. И как такие милые люди, как ты и сэр Бенджамин могли поссориться, ума не приложу… Расскажи мне о ссоре, Малютка Мама… Из-за чего вы поссорились?

– Из-за гераней, – совсем тихо ответила Эстелла.

– Из-за гераней! – выдохнула Мария. – Но как можно ссориться так долго и ужасно из-за гераней?

– Оглядываясь назад, я тоже не понимаю, – сказала Эстелла, – но тогда герани казались важнее всего на свете. Так происходят все ссоры, особенно у Мерривезеров. Они начинаются из сущего пустяка, такого, как розовые герани, а потом этот пустяк все растет и растет, пока не займет весь мир.

– Продолжай, – сказала Мария.

– Когда я приехала в Лунную Усадьбу, я была несчастной маленькой девочкой. Я любила своих родителей, а они умерли, я любила наш корнуолльский дом, а его не стало. Только розовые герани напоминали мне о родителях и доме. У меня не хватает слов объяснить тебе, Мария, как я обожала эти розовые герани. Меня, как только я приехала, поселили в маленькой комнатке в башне, и я заполнила всю комнату геранями, а когда герани разрослись, я расставила горшки вдоль всей лестницы… И тут-то и начались проблемы… Леди Летиция очень не любила двух вещей – гераней и розового цвета – особенно ярко-розового. В парке усадьбы не было герани, а в доме не было ничего розового. Это она подбирала мебель для гостиной и вышивала обивку кресел, и ты помнишь, что розы там и красные, и желтые, но не розовые.

Страницы: 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63

Смотрите также

Гастрофиллез
Гастрофиллез – инвазионная болезнь непарнокопытных, вызываемая личинками желудочно-кишечных оводов из рода Гастрофиллы. Лошади одновременно поражаются несколькими видами оводов. Половозрелые оводы ...

Диагностика беременности крольчих.
Анатомия и топография половых органов крольчих. Характерной особенностью половых органов крольчих заключается в наличии у них двух самостоятельных маток, открывающихся двумя шейками (рис. 50). Об ...

Средства управления при выполнении маятника
1. Средства управления при остановке. 2. Начало первого шага назад из стойки. 3. Первый шаг назад. 4. Начало второго шага осаживания. 5. Второй шаг назад. 6. Начало движения вперед из осаживания. ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru