Маленькая белая лошадка в серебряном свете луны
Книги и прочее / Маленькая белая лошадка в серебряном свете луны
Страница 51

– Иди вниз, Робин, – сказала она, – и переоденься в сухую одежду, которая на кресле перед камином.

Робин повиновался, и Мария с Эстеллой остались одни в прелестной спальне Эстеллы.

– Снимай скорее все мокрое, Мария, – суматошным материнским голосом командовала Эстелла. – У меня есть для тебя подходящая одежда. Ее никто раньше не носил. Она не такая потертая, как мой костюм для верховой езды, который ты носишь.

Наполовину снявшая свое мокрое зеленое платье, Мария замерла и уставилась на Эстеллу, которая стояла на коленях перед дубовым комодом, роясь в его глубинах, чтобы найти платье, которое никогда не носили.

– Теперь я понимаю, – сказала она. – Это ты приходишь по утрам в усадьбу, пока я сплю и готовишь для меня одежду? И мой молитвенник – твой. И это ты сделала такие милые вещицы для моей дорогой мисс Гелиотроп. О, дорогая, почему ты так добра ко мне?

– В ту ночь, когда ты приехала, – сказала Эстелла, – я открыла большие ворота в каменной арке и впустила тебя. Ты меня не видела, но я тебя видела, и я полюбила тебя, как будто ты была моей родной дочерью.

– С того момента, как я увидела тебя, – сказала Мария, – я полюбила тебя, как если бы ты была моей матерью. Но почему ты не будишь меня и не целуешь, когда рано утром приходишь ко мне в комнату?

– Теперь обязательно буду, – сказала Эстелла. – Понимаешь, я прихожу тайно. Я не хочу, чтобы кто-нибудь знал, что я прихожу. Сэр Бенджамин и Мармадьюк Алли не выносят женского духа. До того, как появилась ты, они гордились тем, что ни одна женщина ногой не ступала в усадьбу вот уже двадцать лет. Не рассказывай им, что я прихожу, Мария.

– Я не расскажу, – пообещала Мария. – Но кто впускает тебя в дом?

– Кот Захария.

– Ой, – сказала Мария, и стащив наконец с себя мокрое зеленое платье, мокрые башмаки и чулки, маленькими беленькими ножками, высовывающимися из-под белой муслиновой нижней юбки, стала на пол.

Эстелла встала с колен и подошла к Марии, в руках у нее было что-то белое и переливающееся. Она подняла это вверх, оно развернулось, и Мария увидела потрясающее платье лунно-белого шелка. Это было самое красивое платье, которое она когда-либо видела, и она замерла от восхищенная, пока Эстелла одевала ее… Платье сидело великолепно.

– Это подвенечное платье, – сказала Эстелла. – Но я его так и не надела.

– Но почему? – в замешательстве спросила Мария. – Как можно не надеть такое платье на свою свадьбу?

– Когда я шила это платье, я собиралась выйти замуж за одного, а потом вышла за другого, – объяснила Эстелла. – Я была помолвлена с богатым джентльменом и сшила платье для свадьбы с ним. Потом мы поссорились, и я не вышла за него замуж. За бедного джентльмена я выходила в платье из вышитого муслина, которое куда больше подходило к образу жизни моего жениха… Ты выглядишь прекрасно, дорогая. Посмотрись в зеркало.

Мария подошла к старому зеркалу из полированного серебра, на этот раз без страха, потому что прямо за ней стояла Эстелла, глядя через ее плечо и улыбаясь, и увидела в зеркале рядышком два счастливых лица. То лунное сияние, которое зеркало дарило отражающимся в нем лицам, сделало их похожими, словно они были сестрами, что несказанно обрадовало обеих.

– Разве мы похожи? – закричала Мария. – Я дурнушка, а ты красавица, но в этом зеркале мы похожи.

– А мы и похожи, – сказала Эстелла. – Но не повторяй моих ошибок, какова бы ты ни была.

– А какие ты делала ошибки? – спросила Мария.

– Слишком много, чтобы тебе рассказывать, – ответила Эстелла, – но все они выросли из того, что я любила позлить других и сама не умела владеть собой. Никогда не зли людей, Мария, и не впадай в ярость.

– Я постараюсь, – пообещала Мария. – А можно, когда я буду выходить замуж, я надену это платье?

– Конечно, – сказала Эстелла. – Его даже не надо переделывать. Оно превосходно сидит.

Они спустились вниз и обнаружили, что Робин уже переоделся в сухое и сидит за чайным столиком с хлебом, маслом, медом, сливками и золотисто-коричневыми пряниками. Чайник пел на огне, белый котенок громко мурлыкал, и странная комната-пещера была теплой и уютной, согретой ярким огнем большого камина. Разложив сушиться мокрые вещи детей, Эстелла заварила чай в большом коричневом чайнике, они уселись и при виде вкусной еды почувствовали страшный голод. Робин, сидя напротив Марии за дубовым столом, разглядывал ее белоснежное одеяние. Как только она появилась, он встретил ее с нескрываемым изумлением, но поначалу был слишком занят едой, чтобы что-нибудь сказать. Однако, управившись с половиной буханки хлеба и изрядным числом пряников, он наконец заговорил. – Что за чудное платье, – сказал он с набитым ртом. – Я никогда не видел его раньше. Оно похоже на подвенечное.

Страницы: 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56

Смотрите также

Развязки
При применении развязок следует исходить вот из чего: они вовсе но предназначены для оттягивания головы лошади вниз. Гораздо нужнее они той лошади, которая слишком рвется вперед и уклоняется от воз ...

Лошадь на даче
  Gennadiy Ivanov skygad@gmail.com «Лошадь на даче. Содержание. Уход. Полевая езда»: Аквариум-Принт; 2006 ISBN 5-98435-584-1 ...

Дети на конюшне — и страх, и радость
  От того парень с лошади свалился, что отец криво посадил. Азербайджанская пословица     Если у вас маленький ребенок, то он, несомненно, потянется к лошадям. Правда, н ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru