Святой Лейбовиц и Дикая Лошадь
Книги и прочее / Святой Лейбовиц и Дикая Лошадь
Страница 56

Внезапно дверь из сосновых досок растворилась, и появившийся на пороге пожилой чернокожий человек с копной седых волос и густыми белыми бровями направился прямиком к нему. Борода у него тоже была седой и неровно подстриженной, словно он подбривал ее раз в месяц или кромсал ножницами. На нем была поношенная, но чистая серая сутана и сандалии, которые, казалось, были сплетены из соломы. Он был худ, напоминая едва ли не скелет, обтянутый тугими веревками мышц; у него были впалые щеки и впалый живот, зримо говорившие о долгих неделях поста. Он заметно прихрамывал, опираясь на короткий массивный посох, вполне способный служить дубинкой. Появившись в дверях, он устремил взгляд на затаившегося в тени Чернозуба и направился прямо к нему. На губах у него плавала легкая улыбка, а взгляд ярких серо-голубых глаз был устремлен на маленькую застенчивую фигуру, склонившуюся перед ним.

– Дьякон Коричневый Пони кое-что рассказывал мне о тебе, сынок. Могу ли я называть тебя Нимми? Вроде ты добровольно оставил монастырь. Почему?

– Ну, я начал чувствовать, будто влачу на себе вериги и оковы, отче. И в конце концов меня выставили.

Амен Спеклберд взял Чернозуба за руку и повел по дорожке к своему убежищу.

– Но ведь теперь ты расстался со своими кандалами и веригами, не так ли?

Они оказались в помещении, голые каменные стены которого напомнили монаху аббатство Лейбовица. В одном конце помещения горел камин, а в другом стоял небольшой скромный алтарь.

Чернозуб задумался над последним вопросом священника.

– Нет. Что бы ни было, но они давят еще сильнее, отче.

– А кто давит на них? Кто с самого начала сковал тебя? Аббат? Братия? Святая Церковь?

– Конечно же, нет. Отец мой! Я знаю, что это дело моих рук.

– Вот оно, – тихо произнес Спеклберд. – И теперь ты хочешь понять, как освободиться от них?

– «И познаем мы истину и… – Чернозуб пожал плечами, – И она сделает нас свободными».

– Ясно. И какую же истину ты уже познал?

– Истина осязаема, и она почиет среди нас. И лишь ей одной мы должны хранить верность.

– Лишь ей одной? Нимми, Иисус был принесен в жертву во искупление наших грехов. Мы приносим ему жертвы перед алтарем, мы приносим ему себя. И все же ты хочешь хранить ему верность? – Спеклберд засмеялся, и в руках у него оказалась епитрахиль. – Готов ли ты покаяться в грехах своих?

Чернозуб замялся.

– А не можем ли мы сначала немного поговорить?

– Конечно, но о чем ты хотел бы побеседовать? Чернозуб ухватился за это предложение. Все что угодно, лишь бы оттянуть неизбежный момент.

– Я не понял, что вы имели в виду, говоря о жертвоприношении.

– Принести в жертву Иисуса означает, конечно, отказаться от него.

Монах вздрогнул.

– Но я готов отдать все ради Иисуса!

– Ах вот как! Наверное, все, кроме Иисуса, добрый простак?

– Если я откажусь от Иисуса, у меня больше ничего не останется!

– Ты ведешь речь о полной и совершенной бедности – но за одним исключением: чтобы у тебя ничего не осталось, ты должен отказаться и от нее тоже, Нимми.

Чернозуб окончательно растерялся: «Как служитель Христа может говорить такое?».

Спеклберд показал на свой рот и насмешливо пошевелил челюстью, призывая к молчанию. Затем беззлобно шлепнул монаха по щеке.

– Проснись! – сказал он.

Чернозуб опустился на жесткую скамью. Он перебирал в памяти какие-то цитаты, пытаясь сказать старику нужную мысль, а тот откровенно подсмеивался над ним.

– А ты богат, – сказал Спеклберд. – Твои оковы и вериги – это и есть твое богатство.

– У меня нет ничего, кроме рясы, прикрывающей спину; г'тару, которую я сам сделал, у меня похитили, – не скрывая возмущения, запротестовал монах. – Сейчас у меня нет даже четок. Тоже украдены. Я ем за чужим столом и сплю в чужой квартире. У меня нет даже ночного горшка. Я дал Христу обет бедности. И не знаю, как его можно нарушить. Все остальные я уже нарушил.

Страницы: 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61

Смотрите также

Труба зовет в поход
  Всадники, други, в поход собирайсь! Казачья песня     Рано или поздно вам наскучат ближние поля, и вы захотите разведать: а что там, за холмом? Дорога манит и зовет, а ...

«Средний приз №2» и «Большой приз»
Лошадь, достигшая уровня «Большого приза», должна изучить менку ног в галопе в один темп, пиаффе и пассаж. Уже в «Среднем призе №2», являющемся предварительной ступенькой к «Большому призу», требует ...

Снова дома
  В гостях хорошо, а дома лучше. Русская пословица     Вернувшись с прогулки, осмотрите лошадь: все ли с ней в порядке, отшагалась ли она (не течет ли ручьем пот, на мес ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru