Часть 9
Страница 1

– Уинни! Не будь такой жадной! – предупредила Эйла, глядя, как золотистая кобылка допивает остатки воды. – Если ты выпьешь все, мне опять придется растапливать лед.

Кобылка фыркнула, потрясла головой и вновь сунула морду в деревянную миску. Эйла рассмеялась.

– Ладно, если уж тебе так хочется пить, я схожу за льдом. Пойдешь со мной?

Общение с лошадкой стало для Эйлы чем-то привычным. Порой это были мысленные образы, часто – выразительный язык жестов, поз и мимики, к которому молодая женщина привыкла за время своей жизни в Клане. Сильнее всего молодое животное реагировало на звук, и потому Эйла все чаще и чаще общалась с ней вслух. В отличие от прочих членов Клана она легко произносила множество самых разных звуков и даже могла менять их интонацию. Ее сын унаследовал от нее эту необычную способность. Порой они играли, пытаясь повторять друг за другом всевозможные бессмысленные звуки и звукосочетания, впрочем, иные из них со временем стали обретать определенное значение. При общении с лошадью она стремилась к еще более сложным их комбинациям. Она пыталась подражать голосам животных, изобретала новые бессмысленные словечки из известных ей звукосочетаний, в том числе и тех, которые возникли во время ее игр с сыном. Здесь ее звуковые упражнения никого не раздражали, и потому словарь ее стремительно расширялся. Впрочем, язык этот был понятен только ей и – с существенными оговорками – ее кобылке.

Эйла облачилась в меховые чулки, лошадиную шкуру и накидку из меха росомахи, после чего натянула рукава. Просунув руку в прорезь, она заткнула за пояс свою пращу и повесила на плечо корзину. После этого она подобрала с земли ледоруб – длинную кость передней ноги лошади со спиральным отверстием, через которое Эйла высосала из нее костный мозг, и заостренным от постоянного трения о камень концом – и отправилась в путь.

– Идем, идем, Уинни! – позвала она лошадку и отодвинула в сторону тяжелую шкуру зубра. Прежде эта шкура служила ей палаткой, теперь же она повесила ее на шесты, врытые в землю перед самым входом в пещеру, чтобы защитить себя от ветра.

Кобылка стала спускаться вслед за Эйлой по крутой протоптанной тропке. Чем ниже они спускались, тем сильнее и злее становился ветер. Эйла вышла на лед и принялась работать ледорубом.

– Нет, Уинни, топить воду из снега куда проще, – заметила она, складывая куски льда в корзину. Сверху она положила несколько сухих коряг, радуясь тому, что у нее нет проблем с дровами и она может не только греться, но и топить лед. – Зимы здесь сухие и холодные, Уинни… Хочешь верь, хочешь нет, но мне не хватает снега. У нас его знаешь сколько! А здесь, наверное, все ветром сдувает.

Она бросила дрова возле очага и уложила куски льда в чашу, которую она поставила рядом с костром, чтобы лед начал таять еще до того, как она сбросит его в мех, предназначенный для готовки (следовало налить туда какое-то количество воды, в противном случае он мог прогореть). После этого она обвела взглядом свою уютную пещеру. В предыдущие дни она начала сразу несколько дел и теперь пыталась решить, чем следует заняться в первую очередь. Ее взгляд упал на сделанные накануне дротики.

«Может, мне следует отправиться на охоту? – подумала она. – Давненько я не бывала в степи… Впрочем, брать их с собой не имеет смысла. – Она нахмурилась. – Для того чтобы ими воспользоваться, нужно подойти к жертве на достаточно близкое расстояние… Уж лучше я возьму свою пращу и немного прогуляюсь…»

Она наполнила складку своей накидки круглыми голышами, принесенными в пещеру на тот случай, если сюда вновь надумают пожаловать гиены, подбросила дров в костер и вышла наружу.

Уинни хотела было последовать за Эйлой, но для нее этот склон оказался слишком крут. Кобылка жалобно заржала.

– Не бойся, Уинни. Я скоро вернусь. Ничего страшного с тобой не случится.

Когда она выбралась наверх, ветер чуть не сорвал с нее капюшон. Она поспешила потуже затянуть его ремни, отошла подальше от края откоса и осмотрелась. Если летом выгоревшая, выжженная степь представлялась ей безжизненной, то что можно было сказать о ней сейчас? Повсюду, насколько хватало глаз, стелилась мертвая мерзлая пустыня. Сильный ветер то выводил монотонную песнь, то отчаянно завывал, то тихо постанывал. Коричневато-серая земля казалась совершенно голой. Ветер взметал сухую снежную крошку, неведомо как скопившуюся в ложбинах, и уносил ее за собой.

Снежинки кололи и обжигали ее лицо так, словно это был песок, принесенный свирепым ветром. Эйла опустила капюшон еще ниже и, склонив голову, пошла против ветра, дувшего с северо-востока, ступая по сухой ломкой траве. Нос ее стало пощипывать, горло же мгновенно пересохло и запершило. Неожиданно сильный порыв ветра застал ее врасплох. У нее перехватило дыхание. Эйла принялась ловить ртом воздух и тут же закашлялась и сплюнула. Плевок ее застыл на лету и упал на землю твердой ледышкой.

«Зачем я пришла сюда? – подумала она. – Не знала, что будет так холодно… Нет, уж лучше я вернусь назад…»

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Книги, которые должны быть у вас в библиотеке
  Книга — лучший товарищ.     В России издано достаточно книг, чтобы конник мог восполнить пробел в своем образовании. Это и учебники по верховой езде, зоопсихологии, ...

Железы внутренней секреции
К железам внутренней секреции относят органы, ткани и группы клеток, выделяющие в кровь через стенки капилляров гормоны – высокоактивные биологические регуляторы обмена веществ, функций и развития ...

Советы к отработке принимания на галопе
Лошади, которые хорошо делают принимания на рыси и овладели собранным галопом, будут иметь мало затруднений с приниманием на галопе. Поэтому на тренировке будет целесообразно сначала убедиться в пр ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru