Охота на лошадей
Книги и прочее / Охота на лошадей
Страница 54

Они ушли в помещение архива и там погрузились в папки и книги, а меня оставили в приемной, посоветовав курить и ждать, что я весь день и делал.

В пять вечера они появились с результатами.

– Это максимум того, что мы могли сделать, – с сомнением проговорила мисс Бритт. – Понимаете, в Штатах на племенных заводах и фермах более трех тысяч жеребцов. Вы просили выбрать тех, чьи гонорары за покрытие на протяжении последних восьми-девяти лет постоянно росли. Таких двести девять.

Она положила передо мной список, напечатанный на машинке через один интервал.

– Затем вы просили клички жеребцов, которые, попав на племзавод, оказались как производители гораздо удачливее, чем ожидали по их родословной. Таких двести восемьдесят два.

Она протянула второй лист.

– Вы также хотели знать, кто из двухлеток на скачках проявил себя лучше, чем от них можно было ожидать, судя по их породистости. Таких двадцать девять. – Она добавила к прежним двум третий лист. – И наконец, люди, которых можно называть Бак. Их тридцать два – от Бара К. Ранча до Барри Кайла.

– Вы провели потрясающую работу! – искренне восхитился я. – Наверно, не стоит надеяться, что хотя бы одна из ферм повторяется во всех четырех списках?

– Большинство жеребцов из первого списка входят и во второй. Это понятно. Но что касается двухлеток, исключительно хорошо проявивших себя на скачках, то их производителей нет в первых двух списках. И ни один из удачливых двухлетних жеребят не был выращен на племзаводах, принадлежащих кому-то из Баков.

Они оба казались огорченными такими невдохновляющими результатами.

– Ничего, – сказал я. – Завтра мы попытаемся зайти с другого конца.

Мисс Бритт фыркнула, что я воспринял как согласие.

– Рим не сразу строился, – проговорила она.

Мистер Харрис выразил некоторое сомнение, что этот Рим вообще может быть построен из имеющихся у них материалов, но, не жалуясь, утром следующего дня ровно в девять сидел за своим столом. Оба вновь погрузились в сопоставление и перетасовку списков.

К полудню первые два списка были сокращены до двадцати жеребцов. Мы втроем подкрепились сандвичами. И поиски начались снова. В десять минут четвертого мисс Бритт тяжело задышала и широко раскрыла глаза. Она быстро нацарапала что-то на чистом листе бумаги и, склонив набок голову, рассматривала написанное.

– Ну . – Она смотрела на меня, не находя слов. – Ну .

– Вы их нашли, – сказал я.

Она кивнула, сама не веря полученному результату.

– Я сопоставила все скачки, в которых они участвовали, годы, когда были куплены, масть и приблизительный возраст, как вы и просили . Таким путем мы получили двенадцать возможных кандидатов из первых двух списков. И один из производителей удачливых жеребят, которым сейчас не больше двух лет, отвечающий всем вашим требованиям, находится на той же племенной ферме, что и первый кандидат из двенадцати. Вы успеваете за мной?

– Наступаю на пятки, – улыбнулся я.

Мистер Харрис и я стояли у нее за спиной и читали написанное мисс Бритт на листе бумаги.

Мувимейкер, возраст – четырнадцать лет, в настоящее время гонорар за покрытие – десять тысяч долларов.

Сентигрейд, возраст – двенадцать лет, в этом году гонорар за покрытие – пятнадцать тысяч долларов.

Оба находятся на ферме Орфей, Лос-Кайлос.

Собственность Кэлхема Джеймса Оффена.

Мувимейкер и Сентигрейд – Шоумен и Оликс. Ясно, как небо в морозный день.

Обычно жеребцы покрывают тридцать-сорок кобыл за сезон. Сорок кобыл, по десять тысяч долларов с каждой, ежегодно дают четыреста тысяч долларов независимо от того, получился один жеребенок или два и остались ли они в живых. На открытом аукционе десять лет назад Мувимейкер стоил сто пятьдесят тысяч долларов, как показали поиски мисс Бритт. Подменив его Шоуменом, Оффен с тех пор получил примерно два с половиной миллиона в качестве гонорара коннозаводчику.

Сентигрейд был куплен на торгах в Кинленде за сто тысяч долларов. При гонораре пятнадцать тысяч Оликс, живущий теперь под именем Сентигрейда, перекроет эту сумму за один год. И очень похоже, что его гонорар будет расти из года в год.

– Кэлхем Джеймс Оффен. У него такая хорошая репутация, – задумчиво проговорила мисс Бритт. – Просто не могу поверить. Он считается заводчиком высшего ранга.

– Есть, правда, одно «но», – вмешался мистер Харрис. – Нет никакой связи с именем Бак.

Мисс Бритт посмотрела на меня, и ее улыбка засияла нежно и победно.

– Но связь есть, не видите? Мистер Харрис, вы не музыкант, но разве вы никогда не слышали оперу «Орфей в аду» Оффенбаха?

Глава 12

Уолт четыре раза повторил «ради бога» и признал, что «Жизненная поддержка» охотно отправит его с одного побережья на другое, если на конце радуги будет горшок золота в виде Оликса.

– Лос-Кайлос недалеко от Лос-Анджелеса, – пояснил я, – к северо-западу. А я хотел бы остановиться еще севернее, на берегу океана.

Страницы: 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59

Смотрите также

Выбор седла
  Положив седло на корову, лошади из нее не сделаешь. Пословица     На самом деле седел у вас может быть не одно, а два или даже три. Ведь сейчас можно купить любое седл ...

Плечом внутрь
Из всех боковых движений самым простым является плечом внутрь. Поэтому с него начинается работа над боковыми движениями и подготовка лошади к траверсу, ренверсу и приниманиям. За траверсы, ренверсы ...

Прямой постав
Толкательная и несущая сила задних ног работает тем продуктивнее, чем прямее воздействует она на массу тела. Однако все лошади от рождения кособоки. Их задние ноги не опускаются точно на линии след ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru