Дикие лошади
Книги и прочее / Дикие лошади
Страница 72

Кажется, до него наконец дошло, что его неприятности могут стать еще крупнее.

– Тогда сделайте что-нибудь, – потребовал он. – Скажите им, что это не принесло никакого вреда.

– Ваша болтовня едва не лишила меня не только этой работы, но и вообще любой работы в будущем.

– Все, что я сказал, это… – Голос его прервался.

– Все, что вы сказали, – это то, что я тиран и шут гороховый, который впустую растрачивает деньги киностудии.

– Ну… я не имел этого в виду.

– Тогда еще хуже.

– Да… но… вы исказили мою книгу. Как автор я имею моральное право… – Оттенок торжества, сопровождавший эти последние слова, заставил меня говорить более жестко, чем я мог бы, если бы он проявил хоть малейшее раскаяние.

Теряя терпение, я процедил сквозь зубы:

– Автор имеет право возражать против грубых исправлений, внесенных в его сценарий. Часто автор сценария использует его и убирает свое имя из титров, если уж фильм так ненавистен ему. Но в вашем случае, Говард, вам отдельно платят конкретно за ваше имя, и, таким образом, вы этим правом воспользоваться не можете.

Он спросил ошеломленно:

– Откуда вы знаете?

– Я просмотрел ваш контракт. Я должен был знать, какое место занимает каждый из нас.

– Когда?– вопросил он. – Когда вы сделали это?

– Перед тем как подписал собственный контракт.

– Вы хотите сказать… несколько недель назад?

– Три месяца или больше.

Судя по виду, он был сбит с толку.

– Но… что же мне делать?

– Молиться, – сухо ответил я. – Но для начала вы можете сказать, с кем вы говорили. Вы можете сказать, каким образом вышли на корреспондента «Барабанного боя»? С кем вы болтали?

– Но я… – Казалось, он вот-вот заплачет. – Я этого не делал. Я хочу сказать, я не рассказывал «Барабанному бою». Я не говорил им.

– Тогда кому?

– Ну, просто другу.

– Другу? А друг рассказал «Барабанному бою»? Он жалобно промычал:

– Полагаю, да. Все это время мы стояли в вестибюле, вокруг шло своим чередом утро понедельника. Я жестом предложил ему пройти в холл и найти пару и бодных кресел.

– Я хочу кофе, – сказал он, оглядываясь в поисках официанта.

– Выпьете позже, у меня нет времени. С кем вы беседовали?

– Я не думаю, что должен говорить это. Мне хотелось взять его и хорошенько встряхнуть.

– Говард, я брошу вас на растерзание волкам с киностудии. И, помимо того, я лично подам на вас в суд за клевету.

– Она сказала, что вопросы – это не клевета.

– Кто бы она ни была, по крайней мере, она наполовину не права. Я не собираюсь тратить время и силы, судясь с вами, Говард, но если вы, быстренько не ответите на кое-какие вопросы, то с завтрашней почтой получите повестку в суд. – Я перевел дыхание. – Итак, кто она?

После долгой паузы – я надеялся, что за это время он поймет, каково его реальное положение, – он сказал:

– Элисон Висборо.

– Кто?

– Элисон Вис…

– Да-да, – перебил я. – Я думал, ее зовут Одри.

– Это ее мать.

Я помотал головой, чтобы прочистить мозги, чувствуя, что моя способность здраво мыслить осталась на Хэпписбургском побережье.

– Давайте по порядку, – сказал я. – Вы изложили свои жалобы Элисон Висборо, чья мать – Одри Висборо, вдова покойного Руперта Висборо, в вашей книге названного Сиббером. Верно?

Страницы: 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77

Смотрите также

Прямой постав
Толкательная и несущая сила задних ног работает тем продуктивнее, чем прямее воздействует она на массу тела. Однако все лошади от рождения кособоки. Их задние ноги не опускаются точно на линии след ...

Средства управления
Пируэт подготавливается многократными полуодержками, чтобы лошадь хорошо поняла, что от нее требуется, была сильно собрана и побуждалась к энергичному отталкиванию задними ногами. Лошадь должна при ...

Экспериментальные аутоиммунные заболевания
В течение длительного времени внимание врачей и биологов привлекает вопрос, может ли сенсибилизация против собственных тканевых компонентов быть причиной болезни. Опыты по получению аутосенсибилизац ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru