Грех
Страница 1

– Ты молодец, – сказал Акулов Марго. – Неужели сама до такого додумалась? А то мы так бы и остались в дураках.

Он взял свой автомат, отстегнул магазин и стал выковыривать оттуда патроны.

– Это счастье, что в памяти ее мобильника сохранился мой номер, – сказала Ирэн и, выйдя из машины, присела у зеркала заднего вида. – Иначе всем нам пришлось бы очень плохо.

Я крутил головой, пытаясь понять смысл этого разговора. Акулов повернулся ко мне и развернул ладонь, на которой лежали патроны.

– Семь штук. Ну что? Поделиться с тобой? А впрочем, забирай все! Они тебе больше пригодятся.

И он высыпал патроны мне в накладной карман.

Я будто онемел. Я не знал, что говорить, о чем спрашивать. Я не знал, как себя вести, как жить дальше.

– У тебя кровь, – сказала Марго и, послюнявив платок, стала протирать мой лоб.

– Со слюной, между прочим, можно занести инфекцию, – заметила Ирэн, продолжая смотреть в зеркало и не без труда расчесывая спутавшиеся волосы.

– У тебя такой вид, – озабоченно произнес Акулов, глядя на меня, – словно ты что-то забыл на том поле.

– Я ничего не забыл. Я просто не понимаю, о чем вы говорите. При чем здесь номер Ирэн? До чего Марго додумалась?

– Так ты не в курсах! – почему-то обрадовался Акулов и хлопнул меня по плечу.

– Когда Крот вышел из вертолета и начал рассказывать нам о своих гадких делишках, – стала пояснять Марго, любуясь моим лицом, – я незаметно нажала кнопку вызова на своем мобильнике. И вызов пошел на последний входящий номер. То есть, на телефон Ирэн.

– Значит, вы услышали все, что он говорил?! – воскликнул я и так резко вскочил с сиденья, что едва не сорвал коленями приборную панель.

– Слава богу! – ответил Акулов. – Иначе бы мы натворили дел. Телефон Ирэн зазвонил, когда мы стояли уже перед самыми воротами комбината. Послушали, за головы схватились и сразу дали задний ход.

– А где колба?

Ирэн и Акулов переглянулись.

– Видишь ли, – ответил Акулов, – у меня принцип жизни – чужого не брать. Этот изотоп принадлежит Лобскому. Вот я и вернул его ему.

– Как вернул?!

– Да что ж ты так реагируешь? У тебя уже нервы ни к черту… Перед тем, как подойти к вам, я незаметно подобрался к вертолету, развинтил колбу и затолкал плутоний под поролон сиденья Лобского… Руки немного обжег, вот что плохо. Зато он вдоволь погреет свою задницу жестким излучением.

По листве застучал дождь. Какая-то слезливая весна в этой стране.

Акулов вышел из машины.

– Вы меня, ребята, простите, – сказал он. – Я сюда приехал за деньгами и вернуться домой без денег не могу. А заработать тут есть где. Так что я вас покидаю.

Он протянул мне руку. Я машинально пожал ее. Ирэн пойдет с ним? Нет, Ирэн села на капот спиной ко мне и скрестила на груди руки. Марго достала пилочку и занялась ногтями. Только я смотрел вслед Акулову. Скоро его фигура скрылась за кустами, и стихли шаги. Больше я его никогда не видел…

Я остался один с Марго и Ирэн. Вот, в общем-то, к чему я пришел.

Пикантнейшая ситуация, если не сказать идиотская. Только необходимость заботиться о жизни и здоровье двух девчонок не позволила моей крыше съехать окончательно. В этой стране мы считались террористами и вряд ли могли выжить. И я не придумал ничего более умного, чем повести своих девушек обратно – через границу, болота и скалы к обломкам самолета, в надежде, что там нас найдут спасатели. Это был странный поход. Но еще более странным был наш союз. Мы вместе, выручая друг друга, тонули в мангровом болоте, отбивались от нападения свирепого льва, уходили от преследовавшего нас бешеного слона. Потом мы обустраивали наш лагерь, искали раскиданные по лесу консервы, строили жилище и развешивали на ветках сигнальные маяки. И при этом никто из нас ни взглядом, ни намеком не выказывал своей предрасположенности к кому-нибудь, ибо если бы это произошло, то случилась бы большая беда. Наши отношения напоминали паровой котел, в котором давление превысило все допустимые нормы, и я один держал крышку и вовремя выпускал избыточный пар… Когда-нибудь я подробно опишу, как мы жили, спали, мылись, готовили, несли дежурство у костра, и каких сил, какого напряжения мне стоило поддерживать в нашем кругу иллюзорную гармонию.

Страницы: 1 2

Смотрите также

Развитие пассажа
Для развития пассажа тоже не существует каких-то жестких правил. Классический путь к пассажу - из пиаффе. Однако есть лошади, которые прекрасно делают пиаффе, но которым переход в пассаж никак не д ...

Советы к работе над траверсалями
Обязательная предпосылка для выполнения траверсалей - это правильная подготовка на движении плечом внутрь и в траверсе. Если лошадь выполняет эти элементы действительно чисто, то траверсали не сост ...

Цистит
Цистит – острое или хроническое воспаление слизистой оболочки мочевого пузыря, различаемое по тяжести воспалительных явлений и длительности течения болезни из-за попадания гноеродной инфекции в моч ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru