Бабушка пускается в плавание
Книги и прочее / Лошадиный остров / Бабушка пускается в плавание
Страница 3

— Это значит, что дома никого нет? — спросил я.

— Да, — ответил Пэт. — Матушка всегда их сюда загоняет, когда уходит куда-нибудь. Будь она дома, они бы гуляли у переднего крыльца, норовили проскочить в кухню. Нам повезло.

— А бабушка-то дома? — спросил я с сомнением: уж очень вокруг было пустынно, как вымерло.

— Бабушка всегда дома.

Нам осталось пересечь два поля. Держась в тени каменной изгороди, мы очень скоро подошли к торцу дома. Бросив взгляд на дорогу, ведущую к большаку, завернули за угол и очутились у переднего крыльца.

Я бы не удивился, если бы входная дверь оказалась запертой, как запираются на ночь или когда надолго уходят. Но закрыта была только нижняя створка двери, так что мы могли видеть внутренность кухни. На горке у противоположной стены блестели в лучах заката фаянсовые кувшины. Вся остальная кухня была погружена в полумрак. Даже огонь в очаге горел как будто приглушенно. Пэт резко толкнул нижнюю створку, и мы вошли.

Бабушка сидела на своем обычном месте, на лавке у очага. Увидев нас, она вздрогнула и от неожиданности уронила с колен крупные черные четки. Пэт нагнулся и поднял их. Бабушка протянула руку и легонько коснулась его лба. Потом, чуть-чуть всхлипнув, глубоко вздохнула.

— В нашей семье утопленников еще не было, Пэтчин, — сказала она. — Ни одного. И я не хочу, чтобы ты был первый.

— А где все?

— Ушли в Гаравин. Дай бог, чтобы отец твой не встретил по дороге Майка Коффи. А то, неровен час, быть греху. В полдень они с Джоном пришли домой, взяли ружья, те, что для охоты на тюленей, и опять ушли. Ну и раскудахтались тут твоя матушка с сестрицами, как куры, увидев лису! Я велела им идти в Гаравин вслед за мужчинами, сказала, что останусь дома одна и буду молиться за спасение всех заблудших душ… Постойте, как же это вы не встретили их в Гаравине? — вдруг спросила бабушка.

— Мы причалили не в бухте, а здесь внизу, у Куандуба. С нами Люк из Килморана. Он сейчас внизу, сторожит свой парусник. Замечательный человек! Его можно принять за инишронца. Он едет с нами на Лошадиный остров.

Бабушка остро поглядела сначала на Пэта, потом на меня:

— Вы собрались на Лошадиный остров?

— Нам надо. Мы хотим привезти оттуда вороную кобылицу. Ты поедешь с нами?

Секунду вид у бабушки был как будто испуганный. Потом она медленно поднялась и, как во сне, проговорила:

— Да, да, я еду с вами. На мой дорогой остров. Я сказала, что хочу еще раз побывать там. Да, сказала. И вы не забыли моих слов.

Она подошла к горке и взяла белый пузатый кувшин с розами. Вынула из кувшина ключик на шнурке и протянула Пэту:

— Открой, пожалуйста, Пэтчин-агра, этот ларь, я достану оттуда шаль.

Пэт отпер резной ларь, стоявший у двери черного хода. Мне было всегда любопытно, что в нем, и я вместе с Пэтом и бабушкой заглянул внутрь. На самом верху лежало аккуратно свернутое темно-коричневое платье, какие я видел только на покойниках. Взглянув на платье, бабушка засмеялась:

— Гляньте-ка, а я-то думала, теперь мне только в этом наряде щеголять. Вынь его аккуратно, Пэтчин, я не хочу, чтобы оно помялось. А теперь достань шаль.

Пэт вынул красивую бежевую шаль, вышитую по краям коричневыми, светло-зелеными и красными цветами.

— Под шалью чистый фартук в клеточку. Его тоже достань. А это платье аккуратно положи на место.

Пэт сделал, как ему было сказано. Запер ларь, протянул ключик бабушке. Она велела нам отвернуться и опустила ключ уже в другой кувшин. Потом надела поверх красной юбки белый в голубую клеточку фартук и набросила на плечи мягкую красивую шаль.

— Я готова, — сказала она.

Мы взяли свежеиспеченный каравай содового хлеба и несколько холодных вареных картофелин — корм, приготовленный курам. Все это мы сложили в старый мешок из-под муки и еще прихватили пшеничной крупы, чтобы сварить кашу. Подхватили бабушку под руки с обеих сторон и двинулись в путь. Я чувствовал, как ее худенькое тело пробирает дрожь, и на какой-то миг мне стало вдруг страшно: что же это мы делаем? Бабушка, точно прочитав мои мысли, сказала:

— Не беспокойся обо мне, Дэнни. Со мной ничего не случится. Просто я очень, очень давно не выходила из дому.

Мы повели бабушку той дорогой, по которой пришли за ней: через два поля, вниз по отлогому зеленому склону и по старой дороге вдоль высокого берега. Шли мы очень медленно, с трудом преодолевая каменные изгороди, через которые полчаса назад перескакивали с такой легкостью. В наших краях ворот в изгородях никогда не делали да и по сей день не делают, не стоит того: земля у нас бедная, кроме картошки, мы ничего не сажаем.

Когда мы спускались по зеленому склону, я случайно обернулся, и мне показалось, что кто-то за нами следит. Из-за изгороди, которую мы только что преодолели, высунулась чья-то голова и тотчас спряталась. Кто бы это ни был, он мог прекрасно следить за нами сквозь щели между камнями, из которых сложена изгородь. Я ничего не сказал Пэту. Торопить бабушку не было смысла. Ну прибавит она шагу, а спустимся на берег — может совсем обессилеть.

Страницы: 1 2 3 4 5

Смотрите также

Равновесно-слуховой орган, или статоакустический анализатор
Статоакустический анализатор  состоит из рецептора – преддверно-улиткового органа, проводящих путей и мозговых центров. Преддверно-улитковый орган, или ухо, – сложный комплекс структур, обеспеч ...

Как правильно оформить покупку лошади?
  Видели очи, что покупали. Украинская пословица     Юридически купля-продажа лошади оформляется обычным путем, как всякая сделка по купле-продаже любого имущества. Для ...

Переход от собранной к прибавленной рыси
1. Средства воздействия на собранной рыси. 2. Подготовка к прибавленной рыси полуодержкой. 3. Увеличение ширины шагов с помощью отдачи повода. 4. Расширение рамки лошади на прибавленной рыси. ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru