Мы приобретаем замечательного друга
Книги и прочее / Лошадиный остров / Мы приобретаем замечательного друга
Страница 2

Последние слова Люк мог бы и не кричать, все равно никто не понял, чего он боится: кошки покусают детей или наоборот. Почтенная вдова только улыбнулась и помахала нам вслед. Мы вышли скорым шагом на большак, и Люк сказал:

— Миссис Джойс славная женщина и добрая соседка.

Мы еле поспевали за Люком; он не шел, а летел, делая огромные скачки. Нам это, однако, было полезно. Нашим одеревеневшим мускулам требовалась энергичная разминка. Мы вошли в Килморан разгоряченные ходьбой, руки и ноги у нас дрожали от приятной усталости.

Солнце было уже высоко, в синем небе висел налитой желто-белый шар, затопляя все вокруг живительным светом. Деревня Килморан расположена на берегу крошечной бухты, ее домики выстроились полумесяцем вдоль берега и обращены фасадами к сверкающему на солнце морю. В самом центре, как и говорил Люк, был полицейский участок: белое двухэтажное здание с небольшим палисадником впереди. По одну сторону дорожки, ведущей к входу, была, зеленая лужайка, на которой, свернувшись, как корова в поле, крепко спал огромный полицейский. Он дышал глубоко и ровно, его большое красное лицо лоснилось на солнце.

— Глядите, — сказал Люк, — вот что значит иметь чистую совесть. Джонни! Джонни! — вдруг зычно крикнул он. — Проснись! На пристань высадились французы! Участок в огне!

Огромный полицейский одним могучим прыжком вскочил на ноги. Выпучив глаза, в полном смятении чувств сделал оборот кругом и вдруг увидел Люка. Его лицо в мгновение ока приняло безмятежное выражение, и он добродушно сказал:

— А, это ты, Люк, дружище! Разве можно так пугать людей? Еще родимчик, чего доброго, приключится.

— Идем с нами. Я тебя сейчас еще не так напугаю. Где сержант?

— Он в лавке у Герати. Табачок покупает. Он ведь без трубки все равно как больной.

Люк отправил Пэта за сержантом, а мы пошли в дежурную. Пока Пэта не было, я очень нервничал: вдруг мы нечаянно брякнем что-нибудь лишнее. Но я напрасно боялся. Худощавый, со строгим лицом сержант считал, что от мальчишек вроде нас вряд ли добьешься толку, и попросил рассказывать Люка.

По ходу дела он задал нам два или три безобидных вопроса. Тон у него был доброжелательный, хотя и слегка покровительственный.

Как Люк и предвидел, известие о том, что два проходимца со злым умыслом переоделись в полицейскую форму, привело наших собеседников в страшное негодование. Они заявили, что прочешут все побережье, но найдут негодяев живыми или мертвыми. Чтобы начать поиски без промедления, он велел Люку отвезти нас домой в его паруснике.

Ничего лучше нельзя было и придумать. Мы распрощались с полицейскими, они сняли со стены оружие и поспешили к выходу.

В такой прекрасный день мужчин на улице никого не было: кто резал торф на торфянике, кто работал в поле. Зато женщины, казалось, все высыпали на улицу поглядеть, как мы будем отчаливать. Некоторые стояли в дверях на пороге дома, как будто вышли погреться на солнышке, но большинство устремилось на пристань. Они осматривали нас с головы до ног, пялились на парусник, словно никогда его не видели. Обменивались замечаниями, почему это мы не берем с собой ни сетей, ни ловушек на омаров. Удивлялись, как это они могли проглядеть, когда мы высадились на берег. Заметили, что наша одежда сшита из брейдина, но не аранского, а инишронского. Их очень разволновал таинственный вид Люка: сразу было видно, что нам предстоит необычное плавание. Люк ни разу не взглянул на них, но я заметил, что у него на лбу, когда он ставил небольшой парус, выступили капельки пота. В ту минуту, как мы уже были готовы отчалить, толстуха с утиным носом подошла к самому краю причала и промолвила сладчайшим голосом:

— Люк, душечка, если вы плывете на острова, возьмите меня с собой. Я займу места не больше грудного младенца. А ветер станет крепчать — подсоблю. Я ведь хорошо управляюсь с парусом.

Люк иронически взглянул на ее красную юбку невообразимых размеров и ответил:

— Благодарю тебя, Мэгги, за любезное предложение. Но нам сперва пришлось бы выгрузить весь балласт.

Оставив онемевшую от ярости Мэгги в кругу кудахтающих подружек, мы благополучно отчалили.

Дул свежий ветер, но солнце светило так ярко, что мы видели на дне каждый камешек. Досадно сидеть в лодке сложа руки, когда дорога каждая минута. Особенно нервничал Люк. Он метался с кормы на нос и обратно, подтягивая веревки, измерял угол направления ветра и все время напоминал нам, что малейшее движение мешает ходу парусника. Мы исполняли все, что он нам велел. Наконец он сел на скамейку и вздохнул.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Галоп
На галопе особенно отчетливо проявляется естественная искривленность лошади, поскольку очень многие лошади склонны во время галопа с правой ноги забрасывать ноги внутрь манежа. Задняя правая нога о ...

Лимфатическая система
Лимфатическая система – специализированная часть сердечно-сосудистой системы. В ее состав входят лимфа, лимфатические сосуды и лимфатические узлы. Она выполняет две основные функции – дренажную и з ...

Инфекционные болезни
Инфекционные болезни являются результатом внедрения в организм животного болезнетворных (патогенных) микробов и их последующего размножения и распространения в организме. Они характеризуется способ ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru