Мы отправляемся в плавание на незнакомой шхуне
Книги и прочее / Лошадиный остров / Мы отправляемся в плавание на незнакомой шхуне
Страница 1

После обеда Корни О'Ши проводил нас на пристань. Хотя наша поездка оказалась такой удачной, мы рвались домой, хотелось скорее очутиться среди друзей, чтобы не следить за каждым своим словом, за каждым движением. На пристани было несколько росморцев; они охотно помогли нам отчалить, но с непривычки мы никак не могли, по крайней мере я, относиться к ним с открытым сердцем. Один только Корни из тех, кто стоял на берегу и махал нам вслед, никогда не причинял нам никакого зла. И не только потому, что он был двоюродный брат Бартли Конроя, — такой уж он был добрый человек. Другие — кто за торф драл с нас втридорога, а за картофель или овцу платил гроши; кто ловил рыбу в местах, принадлежащих, по обычаю отцов, инишронцам. Все это как будто мелочи, но они показывают, что мы всегда были для них чужаками. Они и не думали уважать наши интересы, как полагается добрым соседям.

Глядя на уменьшавшиеся фигурки на берегу, Бартли сказал:

— Да, недобрые чувства так скоро не проходят. Дома наши ни за что не поверят, что все так обернулось.

Обратно мы шли против ветра и подвигались теперь гораздо медленнее. Пока не штормило, но к вечеру погода обещала разгуляться. Чудилось, морское дно ходуном ходит — верный признак надвигающейся бури. Море было мрачное, свинцовое, воду рябил порывистый, но еще робкий ветер. С каждой минутой аспидно-синее небо опускалось все ниже. Я сидел на носу рядышком с Пэтом и глядел на далекие белые буруны Лошадиного острова.

— Хорошо, что мы сейчас не там, — тихо сказал я. — При таком волнении нам бы оттуда не выбраться.

— Море успокоится, поплывем туда за вороной лошадкой, — отозвался Пэт.

Пэт жадно глядел на наш остров; он бы все на свете отдал, чтобы сейчас, сию минуту очутиться там, в уединенной долине, и пусть разыграется хоть девятибалльный шторм. Помолчав немного, Пэт продолжал:

— Как можно было подумать, что всему этому табуну хватит пропитания зимой на таком маленьком острове! Ведь овса там не сеют, сена не косят. Вот уж правда безмозглые мы дураки! Просто чудо, что и вороные-то выжили. Ведь они уже там столько лет одни, без людей.

— Никакого чуда нет. Вон мустанги в Америке прекрасно без людей обходятся. Помнишь, дядюшка Дерри Фолана писал о них оттуда. Живут круглый год на воле в прериях. К весне, конечно, тощают. Зато летом отъедаются на тучных пастбищах.

— Помню, — ответил Пэт. — Там, наверное, в горах есть большие пещеры. Где-то ведь надо прятаться от ненастья. Дикие лошади очень умные животные. А знаешь, те другие лошадки, не вороные, показались мне какими-то туповатыми.

— Но вид у них отменный. Не хромые, не истощенные, кости не выпирают. Ясное дело, если уж красть, так то, что получше.

С того момента, как я вспомнил про отпечатки подков на острове, мы с Пэтом не сомневались: в этой истории участвует чья-то злая воля. Нам было это особенно досадно — как будто кто-то взял и оплевал нашу мечту.

— Мы должны вывезти оттуда всех краденых лошадей, — решительно сказал Пэт. — По одной на вашем паруснике. Переправим всех на Голлем-хед. Ищи тогда ветра в поле. Вот работу зададим вору!

— Если на вашем паруснике, то можно перевозить сразу по две, а то и по три. Чем меньше поездок, тем лучше.

— Но нам с тобой вдвоем вряд ли справиться. И парусом управлять и за лошадьми смотреть не так-то просто.

Пэт с сомнением оглядел парусник и остановил взгляд на отце с Джоном, которые беседовали между собой так же увлеченно, как и мы с Пэтом. Подвинувшись ко мне поближе, чтобы никто не услышал, Пэт сказал:

— С нами ведь еще поплывет моя бабка. А от нее какая помощь? Хорошо, если мешаться не будет.

— По-моему, она могла бы смотреть за лошадьми, успокаивать их, — сказал я.

— Может быть, и могла бы. Но мне кажется, что лошади от нее скорее разволнуются, чем успокоятся. Но ясно одно: если до отца дойдут наши планы, все пропало. Он ни за какие блага не отпустит ее с нами. И нам одним не позволит ехать. Если бы не бабушка, я бы позвал с нами отца с Джоном. И мы за день бы управились.

В одном ли от Инишрона волнение заметно убавилось. У рифа мы заглянули в ловушки, расставленные на омаров. В них негодующе шевелились круглые черные чудовища.

В нашей маленькой бухте было совсем спокойно, мелкая зыбь едва морщила воду. Пока мы швартовались, на берегу собрался народ.

Наш довольный вид свидетельствовал, что съездили мы удачно.

— Ну, как жеребенок? Цел и невредим? — крикнул Мэтт Фейерти.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Азиатские мотивы
В девятом столетии моду начинает диктовать Византия — именно оттуда искусно украшенное снаряжение попадает в Европу. Турки-завоеватели первыми начали отделывать уздечки дорогими камнями и добав ...

Сибирская язва
Сибирская язва – быстропротекающая заразная болезнь всех видов животных, включая пушных зверей и человека. Характеризуется резким повышением температуры тела, образованием плотных опухолей (карбунку ...

Предисловие
Мы попытались заполнить пробелы, встречающиеся в специальной литературе по данному вопросу, особенно относительно ортопедической ковки. Книга предназначена прежде всего для владельцев лошадей и при ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru