Готова к прыжку?

Крупные капли дождя стучали по серо-голубым окнам. Плохая погода, как и предсказывали по радио, переместилась от Лиссабона. Не похоже, чтобы ветер и дождь прекратились бы до чая, и мы все сидели дома и хандрили.

Албуфейра – город, предназначенный для того, чтобы над ним сияло солнце. Когда шел дождь, он выглядел как бы смущенным и обманутым. На рыночной площади дождь капал с деревьев на влажные блестящие овощи и фрукты, а владелец кафе скучал, играя в шашки с сыном и дочерью, и пил свой собственный кофе.

В доме номер 12 был поздний завтрак. Внимание разделилось между поглощением большого количества кофе с блинчиками и наблюдением за тем, как Джорджо в шестой раз укладывал в тальк свой резиновый костюм. Он почти уложил его в полиэтиленовый пакет и стряхивал со своего кашемирового свитера пыль.

Каждый день, независимо от того, погружался он в воду или нет, Джорджо проверял свой резиновый костюм, тщательно разглаживая швы на рукавах и брючинах, там, где костюм больше всего вынашивался. Чарли говорила мне, что он всегда делает это с одинаковой аккуратностью и профессиональным вниманием и с каждым днем руки его дрожат немного больше, чем накануне.

Джорджо не приветствовал мою идею спуститься под воду, как я решил, когда стихнет погода.

– Будет слишком темно. Ничего не увидишь, – пожал он плечами.

Синглтон не согласился. Он сказал, что, поскольку они пользуются большими подводными лампами, питающимися от батареек в лодке, ночью видно не хуже, чем днем.

Мы можем пройти по берегу уже одетыми в костюмы. Никто не заметит, во что мы одеты, даже если и увидит нас.

Я обратил внимание на то, что он смотрит на Джорджо, – не запретит ли тот погружение с технической точки зрения. Я предчувствовал такое.

– Я не хочу облекать это в форму приказа, – произнес я, – но мы спустимся под воду, если погода улучшится и шторм утихнет.

– Здорово! – протянула Чарли, и это звучало так же искренне, как коммерческое пение, но все же указывало на то, что Чарли, по крайней мере, если я скажу «прыгай», действительно прыгнет.

Я продолжил:

– Первыми будут погружаться я и Джорджо. Затем Синглтон. Потом снова я и Джорджо.

– Вы думаете, что так разумно? Ведь это довольно опасно . – Синглтон посмотрел на меня с недоумением.

Я остановил его суровым взглядом.

– Да, сэр, – подчинился он.

– Я был очень мягким последнее время, сынок, – сказал я, обращаясь к Синглтону, – но я просто раздумывал и еще не принял решения.

Смотрите также

Где, что, почем?
  Одно время купить что-то из амуниции в Москве (о регионах и говорить нечего) можно было только на заводе конноспортивного инвентаря (КСИОК, «шорка», ул.  Нижняя, 14, станция метро «Белорус ...

Туберкулез
Туберкулез – заразная болезнь животных и человека, протекающая хронически и характеризующаяся образованием в различных тканях и органах бугорков – туберкулов, склонных к омертвению. Возбудитель заб ...

Наш ответ иностранцам
Несмотря на все многообразие конных украшений, Россия семнадцатого века могла составить Востоку достойную конкуренцию. Мастера-шорники создавали подчас настоящие шедевры амуниции в мастерских Конюш ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru