Лицом к лицу
Страница 4

Он очень спокойно вынул сигару и не торопясь раскурил ее, демонстрируя презрение к противнику.

— Вы считаете, что я… мошенник? Вы ошибаетесь. Я так же невиновен, как и этот юноша. Я начну с начала. Во время войны мой отец был обер-лейтенант и больше год жил в этом замке. Он был в состав генштаба, во главе которого был один генерал. Этот генерал убит, когда пришли союзные войска. Это он устраивал грабежи в эти края. Это он построил бункер. Мой отец следил ход работ и обнаружил вторую галерею — ту, по которой я сюда пришел. Сокровища должны были быть увезены в конце лета 1944 года. Но вы знаете, что тогда случилось. Немецкая армия должна была быстро, быстро покинуть это место. В боях в Нормандии погибли один, другой офицеры генштаба… Мой отец был очень ранен и в плену. Он вернулся в Германию через год и умер три месяца назад.

— Понимаю, — сказал мэтр Робьон.

Лицо Шварца на какую-то секунду обрело открытость и добродушие, которые так подкупали Франсуа в облике Ван дер Троста.

— Ах! Я рад, что вы начинает понимать. Мой отец был храбрый человек. Он понимал, что он сообщник своего генерала, но он не одобрял грабежи.

— Он рассказывал вам о войне? — спросил адвокат.

— Никогда! Он ненавидел войну. После его смерти я нашел его перзональный дневник. Пер-зональный — я правильно сказал?

— Личный.

— Вот именно, личный. Это очень волнительно… там столько высоких мыслей.

— И из этого дневника, — перебил его адвокат, — вы узнали о бункере, в котором хранятся сокровища?

— Так, так! И тогда я решил, что это сокровище всеми забыто, а это жаль.

— Вы могли рассказать правду, — возразил мэтр Робьон, — и тогда произведения искусства вернулись бы к своим хозяевам.

— Через двадцать пять лет? — произнес немец голосом, полным сомнения.

— А почему нет?

— И я должен признаться, что мой отец был участник грабежей? Рука Ван дер Троста, державшая сигару, дрожала от волнения.

— Хорошо, — сказал мэтр Робьон, — не будем больше обсуждать эту тему. И что дальше?

— Я произвел первая разведка. Я посетил в Бресте нотариуса и узнал, что замок продается. Очень жаль, я не могу его купить, но я понял, как этот факт можно использовать. И тогда я решил стать Ван дер Трестом. Я купил «бентли», нашел двух помощников, Генриха и Карла, и снял виллу «Чайки». Сначала я думал, что все не будет трудно, но затем понял, что будут проблемы. Например, чтобы попасть в часовню, надо было пройти близко-близко от той части замка, где находятся ваши привратники.

— Это не привратники, — перебил его адвокат, — это наши друзья.

Немец ошарашенно посмотрел на него. Замечание адвоката, видимо, не совпадало с его представлениями об иерархии в старинных поместьях,

— Ладно, так! Там нас можно замечать днем и ночью. Мадам никогда не выходит из замок, и мсье тоже здесь почти постоянно. Выход через алтарь очень узкий, и вынос предметов из бункера — долгая, трудная работа. Мы должны были делать ее все трое. Один стоит внизу и передает предметы второму. Второй передает третьему, который относит все в машину. Как это можно делать незамеченно?

— Иначе говоря, — вставил мэтр Робьон, — ваша задача была заставить обитателей южного крыла замка перейти в северное крыло, откуда они уже не увидят ни часовню, ни изгородь.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Вспомогательные средства дрессуры
В общем-то, каждый всадник должен стремиться в обучении своей лошади обходиться без особых вспомогательных средств. Я хотел бы все-таки остановиться на двух средствах, которые могут пригодиться тому ...

Различные методы отработки менки ног на галопе
Работу над менкой ног на галопе можно начинать лишь тогда, когда лошадь умеет уверенно и легко подниматься в галоп, хорошо управляется на галопе и владеет правильным и высоким контргалопом. В исклю ...

Галоп
На галопе особенно отчетливо проявляется естественная искривленность лошади, поскольку очень многие лошади склонны во время галопа с правой ноги забрасывать ноги внутрь манежа. Задняя правая нога о ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru