Часть 26
Страница 5

– Это было за год до того, как у тебя родился сын. Тебе было десять лет, когда он тебя изнасиловал? И как он только мог!

– Я уже стала женщиной, как все другие. Я была выше Бруда.

– Но ведь рост не главное. Я видел плоскоголовых. Ростом они невелики, но у них могучее телосложение. Мне бы не хотелось сразиться с таким существом врукопашную.

– Это люди, Джондалар, – мягко поправила его Эйла. – Это не плоскоголовые существа, а люди, члены Клана.

Джондалар осекся, заметив на лице Эйлы упрямое выражение, говорившее о том, что она будет до конца настаивать на своем.

– Ты не считаешь его зверем? После всего, что случилось?

– Если то, что Бруд овладел мной против моего желания, позволяет считать его зверем, как следует называть мужчин, которые насилуют женщин из Клана?

Джондалар никогда прежде об этом не задумывался.

– Далеко не все мужчины такие, как Бруд, Джондалар. Многие из них не похожи на него. Например, Креб – он отличался добротой и мягкостью, хоть и был могущественным Мог-уром. И Бран, предводитель Клана, был другим, непреклонным, но справедливым. Он принял меня в члены Клана. Да, он придерживался обычаев Клана, но, выражая мне свою благодарность, он оказывал мне большую честь. Мужчины из Клана крайне редко выражают женщинам благодарность при всех. Он позволил мне охотиться, он принял Дарка в члены Клана. На прощание он пообещал мне, что будет заботиться о нем.

– Когда тебя изгнали из Клана?

Эйла попыталась прикинуть. Год рождения, год первого шага, год отнятия от груди.

– Дарку было тогда три года, – сказала она.

Джондалар начертил еще три линии.

– А тебе исполнилось четырнадцать лет? Всего четырнадцать? С тех пор ты осталась одна? И прожила здесь три года? – Он сосчитал все линии. – Тебе семнадцать лет, Эйла. И за это время ты пережила больше, чем кто-либо другой, – сказал он.

Эйла задумалась и ненадолго приумолкла, а затем сказала:

– Сейчас Дарку шесть лет. Скоро мужчины начнут учить его охотиться. Грод сделает ему небольшое копье, а Бран покажет, как с ним надо обращаться. Если, конечно, он жив. Старик Зуг научит его пользоваться пращой, и Дарк начнет охотиться на небольших зверьков вместе со своим другом, которого зовут Грев. Дарк моложе Грева, но он наверняка выше его. Он всегда был выше своих сверстников, в этом он пошел в меня. Он очень быстро бегает, никому за ним не угнаться. Он научится ловко обращаться с пращой. А Уба любит его, любит так же сильно, как я.

Эйла говорила, не замечая, как слезы катятся по ее щекам, а затем громко всхлипнула и неожиданно для себя оказалась в объятиях у Джондалара и застыла, уткнувшись носом ему в плечо.

– Ничего, Эйла, все будет хорошо, – проговорил он, ласково поглаживая ее. Она стала матерью в одиннадцатилетнем возрасте, а когда ей исполнилось четырнадцать, ей пришлось расстаться с сыном и жить, не видя, как он растет, не зная, не погиб ли он. Но она не сомневается в том, что другие люди любят его, заботятся о нем, учат его охотиться… как и всех других детей.

Выплакавшись на плече у Джондалара, Эйла притихла, но на душе у нее стало легче, как будто она избавилась от тяжкого груза. Впервые с тех пор, как ее изгнали из Клана, ей удалось поделиться с кем-то своими горестями и печалями. Она благодарно улыбнулась Джондалару.

Он улыбнулся в ответ, и в его лице она прочла следы сострадания, нежности и другого, глубоко затаенного чувства, наполнившего теплом взгляд его синих глаз. Сердце у Эйлы дрогнуло, и оба они застыли, глядя в глаза друг другу, осознав то, в чем ни один из них не решился бы признаться вслух.

Эйла не выдержала такого напряжения: она до сих пор еще не привыкла смотреть прямо в лицо мужчине. Она отвернулась и принялась собирать палочки с зарубками. Джондалару понадобилось время, чтобы прийти в себя. Он помог Эйле связать палочки в пучки, но, занимаясь этим, он ощутил близость ее пышного тела и его волнующий аромат куда острее, чем когда держал ее в объятиях, пытаясь утешить. А у Эйлы на губах остался солоноватый привкус его кожи, ставшей влажной от ее слез, и ей казалось, что тело до сих пор хранит следы его прикосновений.

Оба они вдруг ощутили, что им удалось прикоснуться друг к другу, преодолев все разделявшие их барьеры, но теперь они старались не встречаться взглядами, держаться на расстоянии, чтобы не омрачить неловким жестом волшебство пережитого ими мгновения.

Собрав палочки с зарубками, Эйла повернулась к нему лицом.

– А тебе сколько лет, Джондалар?

– Мне было восемнадцать, когда я отправился в Путешествие… а Тонолану пятнадцать. Он умер, не дожив до девятнадцати. Так рано. – Лицо его исказилось от боли. – Сейчас мне двадцать один год… но у меня нет пары. Многие мужчины обзаводятся парой и собственным очагом гораздо раньше. Тонолану было шестнадцать, когда он совершил брачный ритуал.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Смотрите также

Средства управления при переходе от принимания направо к приниманию налево
1. Средства управления на принимании налево. 2. На мгновение прямой постав лошади перед перестройкой ее на принимание направо, чтобы провести переход мягко и плавно 3. Средства управления при прини ...

Аппарат движения, или опорно-двигательный аппарат
Аппарат движения состоит из скелета, связок и мышц, которые, в отличие от других систем, формируют телосложение лошади, ее экстерьер. Чтобы представить его значение, достаточно знать, что у новорожд ...

Болезни суставов
Болезни суставов – широко распространенная хирургическая патология. Бывают закрытые травматические острые и хронические асептические болезни: ушиб (травма тканей, не сопровождающаяся видимым наруше ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru