Часть 26
Страница 2

– Мне нужно будет сделать для этого кое-какие орудия. А еще мне понадобится кость. Я отыскал кости оленей, они как раз пригодятся, но их придется намочить в воде. У тебя найдется какой-нибудь сосуд для этого?

– У меня много сосудов. Тебе нужен очень большой? – спросила она, поднявшись с места.

– Ты можешь сделать это после того, как поешь, Эйла.

Но Эйла так разволновалась, что ей расхотелось есть. Впрочем, Джондалар еще не доел. Она села и принялась ковыряться в еде. Вскоре Джондалар заметил, что у нее совершенно пропал аппетит.

– Ты хочешь выбрать сосуд прямо сейчас? – спросил он. Эйла порывисто поднялась с земли и направилась было туда, где хранились ее припасы, но тут же вернулась за каменным светильником. В глубине пещеры всегда было темно. Она передала светильник Джондалару и принялась разбирать уложенные одна в другую корзины и сосуды из березовой коры. Джондалар приподнял светильник повыше и огляделся по сторонам. Сколько тут вещей, куда больше, чем могло бы ей пригодиться.

– Ты сама все это сделала?

– Да, – ответила она, продолжая разбирать запасы.

– Должно быть, ты потратила на это много дней… месяцев… лет. Сколько времени тебе потребовалось?

Эйла призадумалась, не зная, как лучше ответить.

– Много, много времени. В основном я занималась этим в холодное время года, когда больше делать было нечего. Тебе подойдет какой-нибудь из них?

Он окинул взглядом расставленные ею по полу сосуды, а затем взял один из них в руки, чтобы посмотреть на качество работы. Уму непостижимо. Даже если она работает весьма искусно и проворно, для того, чтобы сплести столько корзин и изготовить все эти сосуды из коры, потребовалось немало времени. Как давно она тут живет? В одиночестве.

– Вот этот мне подойдет, – сказал он, указывая на продолговатый деревянный сосуд с высокими краями. Пока он стоял, держа светильник, Эйла аккуратно сложила все по местам. «Она была еще почти совсем девочкой, когда пришла в эти края, – подумал Джондалар. – Сколько же ей лет сейчас?» Он затруднился ответить на свой вопрос. Эйла была удивительно искренней и наивной, а потому казалась совсем юной, хотя ее пышное тело свидетельствовало о том, что перед ним зрелая женщина. «Она родила ребенка, она бесконечно женственна, но как узнать, сколько ей лет?»

Они спустились к реке по тропинке. Джондалар наполнил сосуд водой и осмотрел кости оленей, которые оставил рядом с кучей отходов.

– Вот тут трещина, которой я раньше не заметил, – сказал он и показал ее Эйле, а затем отбросил эту кость в сторону. Остальные Джондалар положил в сосуд. По возвращении в пещеру он снова попытался определить возраст Эйлы. «Она опытная целительница, а значит, она не может быть совсем юной. Но наверное, она все-таки моложе меня». – Эйла, сколько времени ты тут провела? – спросил он, не в силах сдержать любопытство.

Она задумалась, не зная, как ему ответить, как объяснить, чтобы он смог понять. Она вспомнила о палочках с зарубками, но хотя Креб объяснил ей, как ими пользоваться, по правилам ей не полагалось этого знать. Вдруг Джондалар будет недоволен? Но он скоро уйдет отсюда.

Эйла достала палочки, на которых отмечала зарубками каждый день, развязала шнурок и разложила их.

– Что это такое? – спросил Джондалар.

– Ты хочешь узнать, сколько времени я тут провела. Я не знаю, как объяснить тебе словами, но с тех пор, как я отыскала эту долину, я каждую ночь делала новую зарубку на палочке. Я провела тут столько же ночей, сколько ты видишь зарубок на этих палочках.

– А ты знаешь, сколько на них зарубок?

Эйла вспомнила, в какое отчаяние приводили ее попытки понять, что означают эти зарубки.

– Сколько ты видишь, – ответила она. Заинтригованный, Джондалар взял в руки одну из палочек.

Она не знает слов, предназначенных для счета, но ей как-то удалось уловить их смысл, который был недоступен многим из обитателей Пещеры. Не каждому удавалось проникнуть в глубокую тайну их значения. Но Зеландонии сумел кое-что объяснить ему, и теперь он знал больше, чем многие из непосвященных, хотя большая часть их свойств осталась для него загадкой. Кто научил ее делать зарубки на палочках? Как могла женщина, выросшая среди плоскоголовых, понять значение предназначенных для счета слов?

– Кто научил тебя этому?

– Креб показал мне, как это делается. Давным-давно, когда я была совсем маленькой.

– Креб… мужчина, у чьего очага ты жила? Он знал, что они означают? Он делал зарубки не просто так?

– Креб был… главным Мог-уром… шаманом. Он сообщал членам Клана, когда наступало время для совершения обрядов, время Сходбища Клана. Он знал, как это делается. Очевидно, он не ожидал, что я пойму, – это трудно даже для многих из мог-уров. Он просто показал мне, чтобы я перестала донимать его вопросами, и попросил, чтобы я больше не приставала к нему с этим. Потом, когда я стала старше, он увидел, что я отмечаю дни лунных циклов, и ужасно рассердился.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Цели обучения
В дрессуре трудного класса на уровне «Малого приза» и «Среднего приза № 1» добавляются новые элементы: принимание на галопе, пируэты на галопе, менка ног на галопе до двух темпов и осаживание (маятн ...

Лошадкин дом
  Конюшня — храм лошади. Английская поговорка     Если вы планируете брать лошадь в аренду на период летних и зимних каникул, вам не нужно строить полноценную зимню ...

Стоматит
Стоматит – воспаление слизистой оболочки ротовой полости, возникающее под воздействием механических, термических, химических и биологических факторов, а также при инфекционных и инвазионных заболев ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru