Часть 12
Страница 4

Чалоно явно не понравилось то, что замечания Рондо, сделанные в его адрес, вызывают смех присутствующих. Не желая оставаться в долгу, он начал рассказывать историю, пользовавшуюся в прошлом неизменным успехом.

– Один мужчина на старости лет ослеп настолько, что, изловив самку плоскоголовых, решил, что имеет дело с женщиной…

– Да. И у него отвалилось то, что делало его мужчиной. Мерзкая история, Чалоно, – перебил его Рондо. – И вообще, разве можно спутать самку плоскоголовых с женщиной?

– Спутать их действительно сложно. Но некоторые идут на это сознательно, – сказал Тонолан. – Мужчины из одной западной Пещеры пользовали самок плоскоголовых, из-за чего у их сородичей было много неприятностей.

– Ты шутишь!

– Какой там шутка! Нас окружил целый стая плоскоголовых, – подтвердил Джондалар. – Злой-презлой. Потом мы знал о том, что один люди брали плоскоголовый женщина, отчего было много беда их Пещерам.

– И как же вам удалось от них уйти?

– Они отпускать, – ответил Джондалар. – Вождь стаи – умный. Плоскоголовый умнее, чем думать люди.

– Я слышал о таком мужчине… – кивнул Чалоно.

– Где? Кто это был? – прыснул Рондо. – Уж не ты ли, Чалоно?

Чалоно хотел было дать насмешнику достойный ответ, но слова его утонули в дружном хохоте. Когда его товарищи успокоились, он с обидой в голосе заметил:

– Я говорил не об этом. Если вы помните, речь тогда шла о вине и грибах. – Он явно переусердствовал и с тем и с другим и потому говорил заплетающимся языком: – Многие мальчишки, которые еще не знают, что такое женщина, любят поговорить о самках плоскоголовых. Так вот. Один из них утверждал, что он овладел такой самкой…

– Мальчишки чего только не выдумают, – покачал головой Маркено.

– Ну а девочки, по-твоему, о чем говорят? – фыркнул Тарлуно.

– Должно быть, о самцах плоскоголовых, – вздохнул Чалоно.

– Хватит вам. Меня уже тошнит от ваших разговоров, – буркнул Рондо.

– Раньше-то ты любил поболтать на такие темы, Рондо, – заметил Чалоно, явно желая перейти в наступление.

– Ну и что из того? С той поры я успел повзрослеть, а вот ты, похоже, нет. Как мне надоели твои мерзкие замечания!

Захмелевший Чалоно обиделся не на шутку и решил угостить сотоварищей чем-нибудь действительно мерзким.

– Ты это серьезно, Рондо? Я слышал об одной женщине, которой нравилось путаться с плоскоголовыми. Мать даровала ей дитятю, у которого…

– Тьфу ты! – выругался Рондо, передернув плечами. – Чалоно, как ты не понимаешь, что такими вещами нельзя шутить? И вообще, кто его сюда звал? Гнать его нужно отсюда! Такое ощущение, будто он облил меня грязью! Шутки шутками, но всему же есть предел!

– Рондо прав, – согласно кивнул Тарлуно. – Чалоно, может, ты все-таки уйдешь?

– Нет, – покачал головой Джондалар. – Поостынь, чернявый. Уходить не надо. Смешанный дети шутить нельзя, но скажите – почему все знать о такой дети?

– Полуживотные-полулюди… Это гадость! – процедил Рондо сквозь зубы. – Даже говорить о них не хочу! Здесь и без того жарковато. Пойду-ка проветрюсь.

– А ведь мы хотели немного расслабиться… Верно, Тонолан? – громко произнес Маркено. – Может, немного поплаваем в речке, а потом вернемся сюда? Вина Джетамио у нас еще вон сколько. У меня было целых два меха!

– Мне кажется, что камни еще не нагрелись, Карлоно, – сказал Маркено. В его голосе слышались напряженные нотки.

– Плохо, когда вода стоит в лодке слишком долго. Древесина должна отмякнуть, а не разбухнуть. Тонолан, где у тебя стойки?

– Смотри, скоро они нам понадобятся, – заметил Карлоно, неожиданно нахмурившись.

– Здесь они, – ответил Тонолан, указывая на шесты, вырезанные из стволов ольхи, которые лежали на земле возле большого челна, наполненного водой.

– Пора начинать, Маркено. Надеюсь, камни разогрелись.

Джондалар изумленно взирал на результат, хотя и присутствовал при этой удивительной трансформации. Ствол дуба перестал быть обычным бревном, лишившись своей сердцевины и приобретя сходство с лодкой. Толщина ее бортов теперь не превышала длины фаланги пальца, шире были только нос и корма. Он внимательно следил за тем, как Карлоно работает своим похожим на долбило теслом, снимая стружку с тонкого, словно ветка, борта, дабы придать судну окончательную форму. Джондалар попробовал было сделать то же самое, но тут же оставил это занятие и еще больше поразился сноровке мастера. Корпус лодки сужался к носу и заканчивался острым водорезом. Лодка имела слегка сплюснутое днище, немного сужалась к корме и казалась необычно длинной и узкой.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Смотрите также

Сальмонеллез
Сальмонеллез, или паратиф, – инфекционная болезнь преимущественно молодняка сельскохозяйственных животных, чаще после отъема от маток или при переводе на скармливание сборного молока, а также ...

Свистящее удушье
Свистящее удушье, или односторонний паралич гортани (рорер), – расстройство функции мышц – расширителей гортани, приводящее к западению черпаловидного хряща и сужению просвета гортани, чаще с ...

Методы диагностики
Р е ф л е к с о л о г и ч е с к и й м е т о д. С 15-го по 30-й день после осеменения в групповые клетки к свиноматкам ежедневно на 1,5–2 ч пускают хряка-пробника. При обнаружении охоты свиноматка сч ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru