Часть 10
Страница 6

Впрочем, прежде всего ей надлежало превратить Уинни в тягловую силу. Вначале Эйле казалось, что главное в этом деле – правильно выполнить связку. Ей и в голову не приходило, что Уинни может заартачиться. Объездка лошади происходила достаточно стихийно, сейчас же речь должна была идти о куда более обстоятельном и осмысленном ее обучении. Эйла поняла это достаточно скоро. После нескольких неудачных попыток она полностью пересмотрела избранный подход, и вскоре кобылица начала понимать, чего именно от нее хотят.

Молодая женщина посмотрела на лошадку, тянувшую бревно, и покачала головой. «Представляю, что подумали бы обо мне сейчас мужчины из Клана, они ведь и без того считали меня странной… С другой стороны, их было много, да и женщины помогали им не только разделывать и сушить мясо, но и перетаскивать его в пещеру. Попробовали бы они сделать все это в одиночку…»

Она обняла лошадку и прижалась лбом к ее теплой шее.

– Какая ты у меня помощница… Я, признаться, этого даже не ожидала. И вообще, что бы я без тебя делала, Уинни? Охо-хо… А если Другие окажутся такими же, как Бруд? Все равно я не дам тебя в обиду… Если бы только я знала, что мне делать…

На ее глаза навернулись слезы. Смахнув их тыльной стороной ладони, она сняла с Уинни упряжку.

– Впрочем, дело у меня есть. Скоро сюда придет стадо молодых оленей…

Молодые самцы появились уже через несколько дней. Они двигались на север достаточно неспешно. Едва завидев их, Эйла убедилась в том, что они идут той же тропой, что и самочки. Собрав все необходимое, она отправилась вперед и остановилась на берегу реки немного ниже оленьей переправы. После этого она направилась к самой оленьей тропе, прихватив с собой палку для рыхления грунта, заточенную тазовую кость, которой она собиралась выбирать землю, и шкуру для ее перетаскивания.

Через кустарник проходило целых четыре тропы – две главных и две запасных. Эйла решила вырыть яму на одной из главных троп, не слишком близко, но и не слишком далеко от реки: с одной стороны, яма не должна была наполняться водой, с другой – в этом месте олени должны были идти уже не скопом, а поодиночке, один вослед другому. Она успела вырыть яму засветло, после чего свистом подозвала к себе лошадку и отправилась назад – посмотреть, на каком расстоянии от реки находится оленье стадо. По ее расчетам, оно должно было подойти к берегу на следующий день.

Когда она вернулась к реке, свет уже начинал меркнуть, но вырытая ею огромная зияющая ямища была отчетливо видна. В такую ловушку можно было попасть разве что сослепу. Это крайне расстроило Эйлу, решившую отложить решение до утра.

Однако утро так и не принесло ничего нового. Небо за ночь затянулось тучами. Она проснулась от того, что на ее лицо упало что-то холодное и мокрое. Предыдущим вечером она не стала расставлять свою палатку, поскольку небо было совершенно ясным, шкура же – влажной и грязной. Желая подсушить шкуру, Эйла расстелила ее на земле, отчего она отсырела еще сильнее. Капля дождя, упавшая на лицо Эйлы, была первой среди многих. Эйла завернулась в шкуру и стала рыться в своих корзинах. Обнаружив, что она забыла захватить с собой накидку из росомахи, она натянула шкуру на голову и, присев возле потухшего костра, печально уставилась на черные отсыревшие головешки.

Над восточными равнинами сверкнула молния, осветившая все земли от края и до края. В следующее мгновение послышался угрожающий рокот далекого грома, и тут же хлынул ливень. Эйла поспешила подобрать с земли отсыревшую шкуру, служившую ей палаткой, и набросила ее поверх шкуры-одеяла.

Стало светать. Наступающее утро было на удивление хмурым и бесцветным.

Дождь уже пропитал насквозь тонкий верхний слой почвы, находившийся над вечной мерзлотой, которая не уступала ледяной стене на севере, и вода выступила на поверхности. Летом земля немного отогревалась, однако тепло обычно проникало очень неглубоко. Вода не могла уйти под землю – ей мешал водонепроницаемый монолит вечной мерзлоты. В ряде случаев насыщенные влагой земли превращались в чрезвычайно опасные зыбучие топи, которые могли поглотить и взрослого мамонта. Если же это происходило вблизи изменчивой границы ледниковой зоны, тело мамонта могло промерзнуть насквозь и, избегнув тления, пролежать в земле несколько тысячелетий.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Смотрите также

Арахнозы
Арахнозы – инвазионные заболевания, причиной которых являются временные или постоянные паразиты из класса паукообразных 2 отрядов: настоящие, или акариформные, клещи и паразитиформные клещи. К перв ...

Фарингит
Фарингит – воспаление слизистой оболочки и более глубоких слоев глотки, а также мягкого нёба, лимфатических узлов. Вызывается внедрением в ткани глотки и ее лимфатическое кольцо микроорганизмов, ме ...

Равновесно-слуховой орган, или статоакустический анализатор
Статоакустический анализатор  состоит из рецептора – преддверно-улиткового органа, проводящих путей и мозговых центров. Преддверно-улитковый орган, или ухо, – сложный комплекс структур, обеспеч ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru