Охота на лошадей
Книги и прочее / Охота на лошадей
Страница 64

Он отвез меня в аэропорт Лос-Анджелеса, и я успел на самолет, прибывающий в Лас-Вегас во второй половине дня. Когда мы приземлились и открылась дверь самолета, жара пустыни ударила в лицо, будто из печи. Табло на ближайшем здании оповещало население, что в тени (неужели кому-то повезло найти тень?) сорок три градуса.

Я снял номер в городском мотеле и, войдя, обнаружил, что кондиционер, включенный на полную мощность, почти не дает прохлады. Клерк, только что взявший с меня деньги за номер с кондиционером, признал, что это очень старый и малоэффективный аппарат. В июле они ожидают новые. Не вызывающий подозрений «Понтиак», который он нанял для меня, оказался чуть прохладнее. Для ориентировки я немного поездил по городу, а затем повернул на Питтсвилл-бульвар.

Дома с большими номерами растянулись на две мили и перешагнули черту города. Роскошные фасады смотрели на шоссе, а позади простиралась пустыня. С обеих сторон дома Клайвов стояли такие же здания. Не так близко, чтобы дотронуться, но слишком близко, чтобы прятать жеребцов. Как Йола и говорила, место в Питтсе было неподходящим.

Низкий белый дом с плоской крышей обрамляли ряды пальм и апельсиновых деревьев. Жалюзи и сетки от насекомых закрывали окна, и трава по обе стороны дорожки, ведущей к парадной двери, приобрела цвет засохшего печенья. Хотя хорошо политые лужайки соседей радовали глаз яркой зеленью. Я остановил машину на противоположной стороне шоссе и осмотрелся. Ни один листик не шелохнулся под беспощадным солнцем. Прошло десять минут. На улице ничего не происходило. В машине с выключенным мотором температура росла, как цены перед Рождеством. Я включил мотор и вдохнул первую струю прохлады из заработавшего кондиционера, затем поехал дальше.

Через милю от дома Клайвов шоссе кончалось, и через пустыню бежала пыльная дорога, посыпанная гравием. Я развернулся и поехал назад, размышляя над увиденным. Относительная безжизненность Питтсвилл-бульвара несколько затрудняла мой план: мимо дома Клайвов почти не было движения, а это означало, что я не могу часто приезжать сюда, не вызвав подозрений соседей. Безусловно, они приглядывали за пустовавшим летом домом, что не позволяло мне ближе осмотреть его.

Через пять домов от жилища Клайвов стоял еще один такой же – с коричневой засохшей травой по обе стороны дорожки. Надеясь, что его обитатели тоже в отъезде, я направил «Понтиак» прямо в пальмовую аллею и остановил перед парадным входом. На всякий случай приготовив страховые буклеты Уолта, полминуты я звонил в колокольчик. Никто не вышел. На улице было жарко, спокойно и тихо.

Неспешным шагом я направился по дорожке к шоссе. Оглянулся. Машину закрывали кусты, и с шоссе ее не было видно. Успокоившись, я вернулся к дому Клайвов, делая вид, будто прогулка под солнцем Невады – мое любимое занятие. К тому времени, когда я подходил к низкому белому дому, я уже знал, почему жители Невады не гуляют по шоссе. Пот высыхал на коже прежде, чем успевал превратиться в каплю.

Разведка заняла у меня час. Дом был заперт и явно пуст. Сетки на окнах надежно закреплены, а все стекла изнутри закрыты жалюзи, так что в дом не заглянуть. Двери заперты на секретные сейфовые замки. Клайвы не оставили никаких надежд случайным грабителям.

Не торопясь я обошел с акр земли позади дома. Пальмы и кусты закрывали бассейн в форме трилистника от ближайших соседей. Но с некоторых мест можно было видеть такие же бассейны позади домов, стоявших по обе стороны от дома Клайвов. Всего ярдах в шестидесяти. Возле одного из бассейнов, прикрывшись двумя полосками желтой ткани, на шезлонге неподвижно лежала женщина, напомнившая мне Юнис. По-моему, ей грозил солнечный удар, а в Южной Африке ее явно перевели бы в цветное население. Заметив ее, я принял еще более беззаботный вид, но она не шелохнулась.

Дальнюю границу земли Клайвов отмечали большие камни, покрашенные белой краской, и полоска диких кустов, растущих в пустыне. От соседей их отгораживали низкие кусты цитрусовых. Из окон открывался широкий вид на холмы и просторы пустыни. В двух милях от владений Клайвов неоновые огни казино соревновались с полуденным солнцем, а грохот игральных автоматов перекрывал шум уличного движения. «Интересно, – лениво подумал я, – какая часть незаконных доходов дяди Бака перетекала в карманы Матта и Йолы и потом исчезала в ненасытной пасти Лас-Вегаса?» Но гонорары племенным производителям все шли и шли, и только «Жизненная поддержка» оставалась в проигравших.

На пути в мотель я останавливался у всех супермаркетов и покупал по два трехфунтовых пакета муки в каждом.

В скобяной лавке я купил короткую лестницу, белый комбинезон, хлопчатобумажную кепку с козырьком, кисти и банку ярко-желтой быстросохнущей краски.

Глава 14

Уолт молча выслушал по телефону мой план и промолчал даже более красноречиво, чем если бы разразился истерикой.

– Вы сумасшедший, – сказал он под конец таким тоном, будто собирался вызывать санитаров из психиатрической клиники.

Страницы: 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69

Смотрите также

«Средний приз №2» и «Большой приз»
Лошадь, достигшая уровня «Большого приза», должна изучить менку ног в галопе в один темп, пиаффе и пассаж. Уже в «Среднем призе №2», являющемся предварительной ступенькой к «Большому призу», требует ...

Средства управления
Я опишу средства управления только на траверсе. При выполнении ренверса, являющегося контрэлементом траверса, средства управления аналогичны. Всадник дает лошади для выхода в траверс большую степе ...

Размножение лошадей
Размножение (репродукция) – способность всех живых организмов к воспроизведению себе подобных (потомства), обеспечивающая непрерывность жизни вида и преемственность поколений при слиянии двух ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru