Охота на лошадей
Книги и прочее / Охота на лошадей
Страница 61

– У него нет этих лошадей, – с облегчением вздохнула Юнис. – Уверена, что ваше предположение ошибочно. Кэлхем Джеймс Оффен не стал бы воровать лошадей. Я имею в виду, что для этого он слишком респектабельный человек.

Мы с Уолтом переглянулись, для нас такое утверждение звучало шуткой. Респектабельность – лучшее в мире прикрытие для любого мошенничества. Мошенничество вряд ли существовало бы, если бы не было респектабельности.

– Поэтому, – продолжал я, – у меня возникла мысль, что было бы полезно дать ему знать, что я особенно заинтересован в Мувимейкере и Сентигрейде и что я не представитель страховой компании, обеспокоенный противопожарными мерами, а тот человек, из-за которого он потерял Крисэйлиса. Когда я приехал после того, как вы, Юнис и Линни, уже побывали у него, он по-прежнему не тревожился. Напротив, его забавляла ситуация. Ему было очень смешно, потому что он считал, будто я думаю, что одурачил его. Я задал ему несколько вопросов, касавшихся мер охраны и защиты Мувимейкера и Сентигрейда, и его это совершенно не взволновало. Итак, – я немного помолчал, – сейчас абсолютно ясно, что две лошади, находящиеся в его конюшне и называемые Мувимейкер и Сентигрейд, действительно Мувимейкер и Сентигрейд, как он и говорит. Его не встревожили незнакомцы, которые пытались сунуть нос в чужие дела, и его не встревожил я, делающий неуклюжие приготовления, чтобы украсть их. Он уверен, что в любом суде докажет, будто эти лошади именно те, каких он когда-то купил. Если я попытаюсь украсть их, он устроит засаду и, несомненно, доставит мне большие неприятности, которые послужат ему небольшой моральной компенсацией за потерю Крисэйлиса.

Уолт кивнул.

– На мой взгляд, все это доказывает, что вы не туда смотрите, – сдержанно проговорила Юнис. – Он не взволнован, потому что не чувствует себя виновным.

– Вам он понравился?

– Да, он был чертовски любезен.

– По-моему, тоже, – кивнула Линни.

– Что он сказал, когда вы показали ему фотографии?

– Сначала только взглянул. А потом взял их и подошел к окну. Он спросил, кто делал их, где и когда. Я рассказала ему о том дне на реке, о вас, о Дэйве и о том, как вы проплыли под створом.

Уголком глаза я увидел, что Юнис улыбается, словно желая сказать: «Я же вам говорила».

– Он сказал что-то одобрительное о вас. А я объяснила, что вы приехали в Америку, чтобы найти Крисэйлиса, и нашли его.

– Оффен спросил, где вы его нашли, – вступила Юнис, – но мы не знали. Потом я добавила, что сейчас вы пытаетесь найти Оликса, и это определенно не взволновало его. Так что я уверена, вы ошибаетесь в нем.

Я улыбнулся. Она не хотела, чтобы лошадь нашлась, и как союзник была так же надежна, как тонкий лед в жаркий день. Я не собирался ничего говорить ей в будущем, чтобы мои слова не попали прямиком к Оффену. Как и большинство законопослушных граждан, она не понимала, что преступник не любит демонстрировать себя, а обаятельные светские манеры прекрасно соседствуют с мошенничеством и убийством. «Такой милый человек, – удивленно говорят соседи, когда у мистера Смита в саду находят в колодце удушенных леди. – Всегда такой вежливый».

Юнис, подталкиваемая полуосознанным желанием считать Оффена честным человеком, у которого не должно быть Оликса, может рассказать ему что-нибудь, не представляя, что любезный сосед способен быть убийцей. И, кроме того, она может что-нибудь рассказать ему, побуждаемая тем же импульсом, который заставил ее направить на меня пистолет.

– Давайте пообедаем, – предложил я.

Юнис и Линни отправились переодеваться. Уолт задумчиво посмотрел на меня, потом вопросительно вскинул брови.

– Я поставил «жучок» под его стол, в двух футах от телефона, – кивнул я. – Я опоздал потому, что слушал его разговор. Он позвонил Йоле и сообщил о моем визите, и больше ничего. Но я спрятал приемник недалеко и потом поеду послушаю.

– Вы считаете, что эти две лошади и в самом деле Мувимейкер и Сентигрейд?

– Определенно. Вспомните, он купил их. Открыто. На торгах чистокровных лошадей. И очевидно, сохранил их. По-моему, он никогда не был уверен, что кто-нибудь из бывших владельцев не нанесет ему визита. У этих лошадей должна быть татуировка, идентификационный номер во рту. Его выкалывают, когда лошадь первый раз принимает участие в скачках. У тех жеребцов вы ведь видели этот номер, не правда ли? И совершенно легко установить, что это именно те лошади, которых он купил на торгах.

– Вы не думаете, что миссис Теллер права и у него никогда не было ни Шоумена, ни Оликса?

– Я дам вам послушать его разговор с Йолой. Он предусмотрительно увез этих двух жеребцов с фермы Орфей, когда мы забрали Крисэйлиса. И он ждал нашего утреннего визита. Боюсь, что на Кэлхема Джеймса в полиции нет досье. Уолт, вы рассказали Юнис и Линни какие-нибудь детали наших приключений в Тетоне?

– Я сердился на вас, – смущенно проговорил Уолт.

Страницы: 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66

Смотрите также

О небесном аргамаке
Говоря о любви к лошади и стремлении сделать это животное еще красивее, нельзя не отметить туркменов. Пожалуй, никто не любит лошадей так, как они и никто не готов отдавать столько сил для того, что ...

Орган зрения, или зрительный анализатор
Орган зрения – глаз. Глаз состоит из глазного яблока, соединенного посредством зрительного нерва с головным мозгом, и вспомогательных органов. Глазное яблоко имеет шаровидную форму и расположено в к ...

Крупозная пневмония
Крупозная пневмония – острое воспаление легких, характеризующееся быстрым вовлечением в процесс одной или нескольких долей легких, стадийностью течения и высоким содержанием фибрина в экс-судате. В ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru