Спи, девочка!
Страница 2

Из всех многочисленных «африканских» косичек Марго уцелел лишь пяток, да и те были в плачевном состоянии, распушились на кончиках, словно обтрепались. Я принялся осторожно выбирать из них колючки, чешуйки коры… Видел бы ее сейчас папик. Если у человека сохранились в душе нежные чувства к дочери, то как бы дрогнуло отеческое сердце! Руки потемнели, под ногтями грязь, лак наполовину отслоился. А лицо? Забыли глазки, когда их ресницы ласкали щеточкой с тушью, а поверх век скользила кисточка с пастельной тенью. И бровки соскучились по пинцету, и на нежных щеках появились незваные гости-прыщики, и пухлые губки зачерствели как хлебные корки… Я чуть сдвинул край одеяла. Плечо перебинтовано, сквозь бинт проступило алое пятнышко… Я судорожно сглотнул и чуть не закашлялся. Случается, что нежность и жалость душат сильнее, чем виселичная петля. Что ж ты, девочка, себя так изводишь? Неужели новые впечатления стоят того? Лежишь в убогом лазарете на больничной койке, съежившись под старым солдатским одеялом да забывшись в тяжелом сне, смертельно уставшая, всеми брошенная, в какой-то далекой стране, среди дремучих лесов, то ли в концлагере, то ли в воинской части – черт знает где! И в твоем смиренном, усталом сне столько женской покорности, доверительной расслабленности и беззащитности, что хочется сидеть рядом день и ночь, сдерживая дыхание, и не шевелиться, чтобы вдруг не скрипнули пружины, только осторожно поправлять ветхое одеяло и не сводить с тебя глаз…

Но она все-таки проснулась, глубоко вздохнула, чуть приоткрыла глаза и счастливо, безмятежно, совсем как ребенок, улыбнулась мне. Взяла мою ладонь, прижала к губам, а потом легла на нее щекой и снова закрыла глаза. Я боялся пошевелиться. Марго дышала глубоко и ровно. Я любовался ею, как неким редким, мимолетным и прекрасным явлением. Мне дорога эта девочка? Она запала мне в душу? Наверное, да. Меня влечет к ней, в моей душе что-то оттаивает, размягчается и обретает повышенную, обнаженную чувствительность. Я хотел, чтобы эти мгновения продолжались долго-долго, чтобы она спала, а я был рядом, оберегал ее сон и смотрел на нее… Но что же я делаю? Я опять снимаю с себя доспехи, броню, открываю лицо, кидаю на землю холодные железные перчатки и преклоняю колени перед женским обаянием? Но у моего сердца излишняя готовность принимать, впитывать в себя чарующий образ, к нему опасно легко приживается любовь. А вот избавляться от нее потом приходится через боль, муки и слезы… Стоит ли повторяться?

Я осторожно высвободил ладонь. Марго не проснулась. Спи, девочка, спи. Не держись за меня. Это всего лишь сиюминутный порыв, следствие усталости. Там, на большой земле, где при помощи мобильного телефона ты можешь добиться всего, чего только хочешь, мы станем чужими друг другу людьми. Твоя жизнь – словно маленький и дорогой ресторанчик, где каждая деталь продумана до мелочей, где каждый предмет изысканный, штучный, где на сцене играет, сверкает, поет и танцует безостановочное шоу, и меню никогда не повторяется, и официанты не выходят в зал в одном и том же костюме дважды, и ничто там не имеет смысла, как узоры в калейдоскопе, сложенные из битых разноцветных стеклышек. А моя жизнь – продуваемая всеми ветрами степь…

В маленьком лазарете было столько света, что, когда я вышел в коридор, он показался мне погруженным в непроглядный мрак. Побитый охранник все еще лежал на топчане, а доктор все так же прикладывал к его разбитым губам ватный скатыш, словно заставлял пациента съесть его, но тот противился, мычал и ругался… Не могу больше смотреть на кровь! Осточертело все! Бежать отсюда, бежать! Вернуться в родной город, запереться в холостяцкой берлоге, лечь на диван перед телевизором и неделю подряд смотреть передачи про животных, про красивых и уродливых, добрых и свирепых, хищных и травоядных зверей, чьи отношения с миром всегда чисты и естественны, лишенные фальши и лицемерия.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Ошибки и способы их исправления
С нервными лошадьми часто бывает так, что они опережают действия всадника. Только сменив ногу, такие лошади тут же меняют ногу опять, не слушая указаний всадника. Таких лошадей нужно остановить и сн ...

Миокардит
Миокардит – воспалительное поражение сердечной мышцы, возникающее преимущественно при инфекциях (сибирская язва, мыт), гемоспоридозных болезнях (пироплазмоз), как осложнение сепсиса (общее заражени ...

Национальные украшения лошадей
Так украшают лошадей во время свадебной церемонии в Индии. Частенько, не всегда следуя известной пословице, люди уделяли повышенное внимание своему внешнему виду, но в погоне за красотой не забыв ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru