Дикие кони. Мы ловим угрей
Книги и прочее / Лошадиный остров / Дикие кони. Мы ловим угрей
Страница 1

В дальнем конце заброшенной деревни, почти у самого поворота дороги в гору, я заметил небольшое, в одну комнату, строение. Тылом оно смотрело на запад, откуда дули ветры; три его стены были так плотно оштукатурены, что в них нигде не сквозило. В четвертой стене зиял проем. Я подумал, что здесь, наверное, была кузня. Пол, чистый и гладкий, был так утрамбован, что за эти долгие годы трава не смогла пробуравить панцирь.

— Крышу сделать ничего не стоит, — сказал я. — За деревней целые заросли дрока. Стропилами послужат весла. Настелим сверху дрок. Получится очень уютно.

В карманах у нас с Пэтом всегда имелись веревка и острый нож. Склоны холма за деревней золотились от дрока, его желтые пахучие цветы были словно обмазаны сливочным маслом. Мы с наслаждением вдыхали их сильный, пряный аромат. Срезая охапку за охапкой, мы связывали дрок, у корня в пучки, чтобы легче было тащить. Нарезав целую гору дрока, мы пошли за веслами. Нести их пришлось на плече: такие они были длинные и тяжелые.

Пэт залез на стену, я протянул ему весла одно за другим. Он уложил их концами на противоположные стены с промежутком в несколько футов. Каждый конец укрепили тяжелыми камнями. Притащили дрок, настелили на весла длинные стебли, короткими переплели, чтобы не было просветов. Продергивали стебли с помощью прутьев, срезанных с ивы, растущей неподалеку. Наконец все было готово, мы спрыгнули на землю и оглядели нашу работу.

— Словно огромное птичье гнездо, — сказал я.

— Только у этой птицы явно куриные мозги, — заметил Пэт. — Если будет шторм, вряд ли наше сооружение выдержит. Давай укрепим дрок большими камнями.

— А они возьмут и упадут ночью на голову. Ничего, крыша выдержит, — сказал я уверенно. — Во всяком случае, две-три ночи.

Мы притащили еще две охапки дрока и положили у дверного проема, чтобы на ночь его заделать. Сооружение крыши заняло много времени, а работы и так было хоть отбавляй. Солнце стояло еще высоко, но облака уже начали розоветь. Ветер посвежел. Мы были рады, что приготовили себе на ночь сносное убежище.

Нам пришлось несколько раз сходить к лодке. Перетащили из нее торф, старый парус и мешок картошки. На этом настоял Пэт; я считал, что несколько картофелин будет на первый случай достаточно. Под мешком с картошкой оказалось старое одеяло. Пэт сказал, что он еще вчера тихонько унес его из дому и припрятал в лодке. Это он молодец, не то пришлось бы делать ложе из папоротника. А папоротник наверняка кишит клещами. Вот бы они благодарили нас за ужин!

Когда я вернулся с последней ношей, Пэт уже разжег костер из торфа и стеблей дрока. От костра повалил дым, и я сказал:

— Кто-нибудь заметит дым и сразу догадается, что на острове люди.

— Ветер так быстро его относит, что вряд ли кто успеет заметить. Но делать нечего, надо на чем-то испечь картошку.

Скоро на месте костра краснела груда раскаленной золы, и мы прутьями вкатили туда картофелины.

— Они будут готовы только через час, — сказал я в отчаянии. — Просто ужасно сидеть и ждать целый час! Давай укроем их сверху торфом, а сами прогуляемся по дороге. Так они скорее поспеют.

Мы накололи торф помельче и обложили им груду золы, чтобы она тлела, не погасая. Затем отрезали по ломтю хлеба и, усердно жуя, отправились по дороге, огибающей остров.

Сначала дорога шла вдоль каменной изгороди, тянувшейся справа и слева. Там и здесь в косых закатных лучах резвились сотни кроликов. Они совсем ничего не боялись; завидев нас, садились столбиком на задние лапы и подергивали в недоумении носами. Но скоро, как только дорога пошла вверх, каменная изгородь кончилась, и потянулись ровные каменистые склоны, поросшие вереском. Когда-то здесь паслись стада овец, а теперь было пусто кругом, только куропатки на тонких ножках изредка перебегали, семеня лапками, с одной кочки, поросшей осокой, на другую. Ветер выл и свистел здесь гораздо громче, чем внизу, на пристани. Мы прошли с полмили. Опять начался подъем, и снова потянулись поля, обнесенные изгородью; местность стала еще холмистее. Дорога, сделав крюк, нырнула в ущелье. Мы повернули вместе с ней и, сделав несколько шагов, остановились как вкопанные, любуясь открывшимся видом.

Без сомнения, это была серебряная бухта бабушки Конрой. Да, она была права: красивее места не найти на всем свете. Бухта смотрела на запад, между нею и берегами Америки лежал только океан. Камни в бухте были размолоты в тончайший серебристый песок. Вдоль всей великолепной дуги залива бежали неторопливые продолговатые волны. Отлогое дно было песчаным до глубины, и волны разбивались почти у самого берега. Они откатывались с торжественным гулом, как будто в огромной пустой церкви играл орган. Солнце стояло низко над горизонтом, бросая во все стороны пучки золотисто-багряных лучей. Маленькие облака в золотых шапочках неподвижно висели в небе, точно разглядывали нас. Медленно, неотвратимо садилось солнце. Море налилось пунцовым огнем, краски вокруг на несколько минут стали сочнее, ярче. Потом ветер немного стих, гул прибоя усилился. И солнце вдруг кануло в море. Нам в первый раз стало одиноко на этом пустынном острове. С юга заходила большая темная туча, как будто только и ждала своего часа. Ветер снова задул и стал злобно завывать. И нам обоим захотелось немедленно вернуться в свой лагерь.

Страницы: 1 2 3 4

Смотрите также

Переход от собранной к прибавленной рыси
1. Средства воздействия на собранной рыси. 2. Подготовка к прибавленной рыси полуодержкой. 3. Увеличение ширины шагов с помощью отдачи повода. 4. Расширение рамки лошади на прибавленной рыси. ...

Галоп
На галопе особенно отчетливо проявляется естественная искривленность лошади, поскольку очень многие лошади склонны во время галопа с правой ноги забрасывать ноги внутрь манежа. Задняя правая нога о ...

Наш брат за кордоном
  Без коня казак кругом сирота. Русская пословица     С развалом Советского Союза множество русских и русскоязычных конников оказались за рубежом — кто в странах СНГ, кт ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru