Послесловие

Во вторник я отвез все материалы к Кевину Касселю в его Центральную регистратуру. Он расписался, официально оформил поступление документов и пожелал мне веселого Рождества.

– Ну, пост позади! – сказал я. Но почему он всегда улыбается?

Я поехал назад через Рипли. Старая леди засовывала вату в витрину своего магазина, чтобы написать потом «С Рождеством!». Снаружи мужчина лопатой расчищал дорожку к двери.

– Теперь ты имеешь полное представление о завершенной работе, – такими словами встретил меня Доулиш и завел провокационный разговор о том, как хорошо лежать и загорать на солнце.

От моего имени он провел заседание подкомитета по структурной подготовке и нанес мастерский удар О'Брайену в борьбе за контроль над консультативным советом Страттона. Доулиш ухитрился включить в этот подкомитет всех членов совета Страттона за исключением О'Брайена, что исключало присутствие последнего на всех собраниях.

Готовый к новым сражениям Доулиш сидел в своем засаленном кожаном кресле и пускал облака дыма в герцога Веллингтона. При этом он утверждал, что успех – это состояние ума.

Бернард распространился по всему моему кабинету, но постарался совершенно не заниматься моими бумагами. Тринадцатисантиметровая линза и фотоаппарат «Никон» оказались перепачканы абрикосовым джемом, а мой секретарь выполнял половину всех машинописных работ в здании. Несмотря на горячие протесты, я выпихнул Бернарда и его скоросшиватели с двадцатью карточками, и ему пришлось расположиться где-то еще. Уходя, он бросил:

– И я должен тебе двухфунтовый пакет сахара.

– Воровать сахар – уголовное преступление, – проворчал я. – Неужели тебя не научили хорошим манерам в Кембридже?

– Единственное, чему я научился в Кембридже, – ответил Бернард, – это надевать пятнадцатидюймовые штаны, не снимая кроссовок.

Элис принесла мне немного сахара.

В пятницу я повез Чарли делать покупки к Рождеству в Вест-Энд. Он приобрела своему отцу подписку на журнал «Плейбой», а я отправил Бею итонский галстук, все же мы оба, пусть каждый по-своему, боролись с государственной системой. Чарли попыталась пошутить на мой счет по поводу теории таяния льда, в которую я поверил, но я не прореагировал.

– Твой старик ведь адмирал, не правда ли? – спросил я.

– Да, фантазер.

– Ладно. – Я хотел бы поговорить с ним о водолазном снаряжении. Лиссабон потерял часть его, а оно, видишь ли, числится за мной. От меня требуют, чтобы я заплатил за это двести пятьдесят фунтов.

– Поедем ко мне, – пригласила она, – я подумаю, что можно сделать.

– Ты поможешь? – спросил я.

– Утешу, – ответила она. – Утешу.

Смотрите также

Осаживание (маятник)
Выполняя маятник, лошадь делает определенное количество шагов назад, потом определенное количество шагов вперед, потом опять определенное количество шагов назад, и сразу из последнею шага осаживания ...

Natural Horsemanship в российской практике
  ТАТЬЯНА РЕМИЗОВА   Лошадей у нас три. Мы вообще начинающие конники. Осенью 2003 года я пошла в прокат в «Лицей № 109», хочу свою лошадь. Очень я боялась подходить к прокатным. Прозанима ...

Листериоз
Листериоз – инфекционная болезнь животных практически всех видов, в том числе домашней птицы, а также человека, характеризующаяся поражением нервной системы, септическими явлениями, абортами и маст ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru