На фабрике грез
Страница 3

– Теперь возможно, – кивнул я, – но до того недавнего рокового случая на дне океана он был вторым.

Лицо Гэрри Кондита напряглось, как сжатый кулак.

– Ферни никогда не сделал бы этого. Я не люблю его, но, поверь мне, он не мог совершить хладнокровного убийства.

– Хорошо, оставим это на некоторое время. Скажи мне, какую роль играет да Кунья. И прежде чем ты начнешь, учти, что я не легавый; указания, которые я получил, не предусматривают того, чтобы сдать тебя. Я здесь, чтобы получить информацию; сообщи факты и можешь, насколько это зависит от меня, слинять.

– Слинять? – подскочила Чарли. – Ты что, не понимаешь, каким грязным делом занимается этот человек?

Она стала топтать оборудование, как участник движения луддитов, сбросила на пол некоторые приборы. Раздался звон бьющегося стекла и раздавливаемых банок.

Я молчал.

– Конечно, все понимает, дорогая, – сказал Гарри, – он просто слишком сообразителен, чтобы упоминать об этом, пока не получит нужную ему информацию.

Чарли замерла, посмотрела на меня и села.

– Прости! – тихо произнесла она.

– Я не шучу, Гэрри. Я помешаю твоему пребыванию в Европе, но дам тебе возможность смыться отсюда, – повторил я.

– Я буду говорить, – кивнул он. – Что ты хочешь узнать?

– Кто такой да Кунья?

– Молодой человек, ты, право, выбираешь самых неинтересных. Да Кунья. Здесь о нем много чего думают. Он утверждает, что является агентом ВНВ в этом районе и что после революции станет здесь губернатором.

– Но ты ему не веришь?

– Один фашистский негодяй, с моей точки зрения, не лучше другого.

– Что ты имеешь в виду?

– Я платил ему триста долларов в месяц через банк Нью-Йорка в обмен на обещание, что новое правительство не будет здесь ничего слишком вынюхивать.

– Подстраховка?

– Да, именно. Я мог позволить себе подкинуть ему немного деньжат на всякий случай. Мне это выгодно, понимаешь?

– Не надо так горько сожалеть, Гэрри.

Он закрыл свое мягкое, коричневое лицо большой волосатой рукой, а его глаза и нос выглядывали между пальцами, и он улыбался невеселой улыбкой.

– А Ферни? Каковы его отношения с да Куньей?

– Нормальные. Ничего особенного. Просто нормальные.

– Случалось ли тебе входить в комнату и слышать обрывки разговора между ними, которые не предназначались для тебя? Например, разговора на научные темы?

– Очень много раз. Но никогда ничего особенно важного.

– Ну, все, – отрезал я, – давай вести игру по-твоему. Ты воображаешь, что водишь меня за нос, но я могу все переиграть по-своему, и тогда будет достаточно оснований, чтобы передать тебя полицейским Лагоса.

– Например? – спросил Гэрри, но голос его стал хриплым.

– Я скажу тебе, Гэрри. Если у нас не получится джентльменского соглашения, я согрею десертную ложку воды с лактозой и заставлю тебя принять десятипроцентную дозу вон того, что находится в пульверизаторе.

– Только попробуй, – занервничал он.

– Не путай меня с этими паршивыми типами, говорящими с акцентом, которые изображают полицейских на экранах нашего английского телевидения, Гэрри. Я сделаю это.

Последовала короткая напряженная тишина.

– Я не наркоман, – прохрипел Гэрри. Его загар побледнел. – Десятипроцентная доза меня просто убьет.

Он крепко стиснул кулаки.

– Ты опухнешь несколько, но останешься жив, потом получишь вторую дозу еще до того, как я передам тебя полицейским. Затем чуть-чуть передохнешь, но через неделю я навещу тебя снова. Ты заговоришь, Гэрри, поверь мне. Просто взгляни на это, как на торговую сделку, тем более что она не будет облагаться налогом.

Голова Гэрри наклонилась вперед. Он слегка покачался на своем стуле, будто пытался проснуться утром и не обнаружить моего присутствия.

Когда он вновь заговорил, это была невыразительная, монотонная речь, как у диктора, сообщающего прогноз, в который он сам не верит.

– Ферни работал на да Кунью. Ферни его очень уважает. Даже после того, как у нас стало достаточно денег, столько, что можно было не тревожиться, Ферни продолжал называть его «сэром». У Ферни связи по всему миру, и его все любят. Понимаю, тебе трудно поверить, но это так. Ферни стоило только пожелать чего-то шепотом, как просьба тотчас же выполнялась. Ферни организовывал поставки морфия, а я перерабатывал его и организовывал продажу.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Гиповитаминозы
Гиповитаминозы – болезни, возникающие вследствие недостаточного поступления в организм витаминов или плохого их усвоения. Чаще они регистрируются среди молодняка молозивного и молочного периода из- ...

Сделайте паузу!
  От работы кони дохнут. Русская поговорка     Тяжело ли держать лошадь дома? Спросите у любого крестьянина, каково ему ежедневно ухаживать за коровой. Он сперва посетуе ...

Миокардоз
Миокардоз – заболевание миокарда невоспалительного характера, характеризующееся дистрофическими процессами в нем, приводящее к понижению сократительной функции миокарда. Чаще этому заболеванию подв ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru