В кабинете
Страница 2

– Суп, – произнес официант и поставил передо мной чашку с отбитыми краями.

Девица, сидевшая через проход, разрисовывала лицо с помощью косметики в три основные цвета. Я написал в кроссворде слово «севрюга». В результате двадцать три по вертикали получалось «мате». Ключ для два по горизонтали был «простое решение» – «систрум». Я знал, что последние четыре буквы давали «трум».

Я заплыл уже далеко в глубокое море, балансируя на тонкой доске. Мне удалось блокировать Смита по крайней мере на данное время, но добился этого дорогой ценой, ценой приобретения врага в лице очень важной персоны. Так нельзя поступать часто, не рискуя вызвать неприятные последствия. Пожалуй, так не следовало поступать даже однажды, слишком велик риск. Написав «нострум» вместо «систрум», я начал приближаться к решению.

Здесь наверху снег собрался в светло-серые кучи в углах коричневых полей. Коровы обнюхивали эти снежные пуховики и сбивались в лощины, где голые и черные деревья казались вытравленными линиями и были усыпаны пятнами сбившихся в стаи птиц.

Я перечеркнул слово «севрюга» и написал «жеребец». Это дало мне «маке» вместо «мате».

Колеса вагона застучали на стыке, и моя теплая куриная ножка подверглась концентрическим колебаниям в жидкой подливке. Я подумал: «А сколько людей в Албуфейре связано со Смитом»? Кто украл фотографии и кому их переправили? Почему Ферни, или как его там, на мотоцикле с двухтактным двигателем возникал повсюду?"

Блондинка с раскрашенным лицом теперь покрывала розовым ацетатным лаком свои ногти. Едкий запах поразил мои вкусовые железы; я жевал в этот момент цыпленка – но это было лучше, чем просто безвкусная еда. Я надеялся, что меня ждет машина.

После городской ратуши движение в Кардиффе стало плотным, как уэльский гренок с сыром.

Часы пробили пять тридцать, когда мы повернули на А469. Поросшая вереском местность выглядела унылой; дул сильный ветер. В сумерках «наш человек в Кардиффе» поднял палец и указал на развалины замка Керфилли, мимо которых мы проезжали. Под темным небом каменные дома подмигивали желтыми огоньками сквозь кружева занавесок. Магазины оказались прочно закрыты с обеда. У меня кончились спички.

Человек из Кардиффа проговорил ироническим кельтским дискантом:

– Я думал, что вы, лондонцы, можете позволить себе иметь зажигалки.

– А я думал, что вы, в Кардиффе, могли бы иметь в машинах обогреватели.

Я подул на свои руки и получил прищуренный насмешливый взгляд из-под усыпанного пятнами котелка.

Уэльсцы – гурманы на пиршестве словесных «шпилек».

За руинами замка низкорослые деревья сгибались под порывами ветра.

Мы съехали с дороги. Под нами оседала рыхлая почва, и из-под колес раздавался треск льда, напоминавший треск яичной скорлупы. Радиоантенна машины свистела от ветра.

Лысый человек в свитере с круглым отвернутым воротником открыл дверь небольшого каменного дома. Внутри холодный зеленоватый свет масляной лампы рисовал круги на столе и на потолке. Сквозняк заставлял пламя вспыхивать, а закопченный котелок с кипящей водой шипел на огне, и, почти тотчас же, как мы уселись, большие чашки сладкого крепкого чая уже грела ладони наших рук. Я прикурил сигарету от щепки, вынутой из огня.

Наш человек из Кардиффа быстро допил горячий чай, натянул грязные бумажные перчатки и надел котелок.

– Я, пожалуй, двинусь, – сказал он. Я не хотел вовсе показывать, что доволен этим, однако он добавил: – Здесь, в Гламоргане, быстро чувствуют, когда ваше присутствие становится нежелательным. – Я ухмыльнулся, а он продолжал: – Позвоните, когда будет нужно, чтобы за вами заехали. Заказать вам номер в «Эйнджел»? Там американское телевидение и бар. Будете себя чувствовать, будто вы все еще в Лондоне.

Своими певучими голосами они обсуждали проблемы моего устройства, и наконец хозяин предложил, чтобы я остался у него переночевать.

– Могу просто предложить вам кров. Ничего особенного.

Я согласился и смотрел, как маленький неотапливаемый автомобиль скатывался вниз по неровной дороге, направляясь назад в Кардифф.

Мы спокойно сидели перед огнем, делали тосты, и Глинн время от времени вставал, чтобы прикрыть заднюю дверь, накачать насосом воды в чайник или приготовить что-нибудь для свиней. Наконец он закурил старую грязную трубку и спросил:

– Ты получил мой отчет? Молодая леди очень беспокоилась о том, чтобы он не попал не по адресу.

Человек в свитере получал небольшое жалованье от нашей конторы и еще меньше от министерства внутренних дел, работая в лаборатории судебной медицины в Кардиффе.

– Очень хороший отчет, – похвалил я, – но вот решил приехать к вам, так как мне очень мало известно об этих опасных зельях.

– А, хорошо. Я знаю о них все.

Он действительно знал все.

Страницы: 1 2 

Смотрите также

Кокцидиозы
Кокцидиозами, или эймериозами, называют болезни животных и человека, возбудителями которых являются простейшие из отряда кокцидий семейства эймерий, обитающие в эпителиальных клетках кишечника, печ ...

Преграды и препоны
  Скажешь «гоп», как перескочишь. Украинская народная мудрость     При езде по пересеченной местности вам придется преодолевать ручьи и броды, овраги, спуски и подъемы, ...

Свистящее удушье
Свистящее удушье, или односторонний паралич гортани (рорер), – расстройство функции мышц – расширителей гортани, приводящее к западению черпаловидного хряща и сужению просвета гортани, чаще с ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru