Самое секретное место
Книги и прочее / Лошадь под водой / Самое секретное место
Страница 1

В подвале воздух подогревается и фильтруется. Два вооруженных полицейских в деревянной будке сфотографировали меня «Поляроидом» и подшили фотографии. Большие серые металлические кабины гудели от вибрации кондиционеров. Дальше у деревянных распахивающихся дверей находился еще один пост службы безопасности. Пожалуй, это было самое секретное место в мире. Я спросил мистера Касселя. Потребовалось некоторое время прежде, чем его нашли. Он приветствовал меня, расписался в журнале и провел внутрь святилища.

По обе стороны от нас возвышались шкафы высотой в десять футов, и через каждые несколько шагов мы обходили лестницы на колесиках или офицеров Архивного управления, работавших с серьезными лицами.

Потолок представлял собой сложное переплетение труб. В некоторых зияли маленькие отверстия, в других – более крупные; система пожарной безопасности была совершенной и всесторонней. Мы вошли в низкое помещение, похожее на машинописное бюро. Перед каждым работником стояла электрическая пишущая машинка, телефон с большим циферблатом вместо наборного диска и аппарат, похожий на каретку пишущей машинки.

Каждый документ, поступающий из сети коммерческого шпионажа, перепечатывается людьми в этой комнате. Документ печатается на специальной ленте и на тепло– и водостойкой бумаге. Старший служащий, следящий за работой, сравнивает оригинал с изготовленной копией, ставит в углу печать, и оператор вставляет его в маленькую машинку, которая режет его на мелкие кусочки. Уничтожение оригинала защищает источник информации.

Я видел, как один из печатающих остановился, взял телефонную трубку и поговорил по телефону. Начальник подошел к нему, и они вместе сличили копию с оригиналом. Оператор объяснил, что он поправил и почему не беспокоил начальника с другими документами. Эти «клерки» – высшие чины в службе разведки.

Контролер захватил угол бумаги инструментом вроде щипцов, и они отправили оригинал в резательную машину. Оба – оператор и контролер – держали бумагу над резательной машиной и вместе заправляли ее туда. Никакой спешки. Спокойная рутинная работа.

Офис Кевина Касселя представлял собой кабину со стеклянной стеной, куда пришлось подниматься по крутой деревянной лестнице. Оттуда виднелись груды сложенных документов. Там и тут возвышались кирпичные колонны, на которых висели ведра и огнетушители.

– Привет, моряк! – приветствовал меня Кевин.

– Слухи расползаются, – ответил я.

– Да, – кивнул Кевин. – Правительство обещало нам, что мы будем первыми людьми, получающими информацию после колонки Уильяма Хики. Ты поправился, старый сукин сын! – Он указал мне на потертое зеленое гражданское кресло и улыбнулся выжидающе. Лунообразное лицо Кевина казалось слишком велико для его короткого, тщедушного тела, и оно увеличивалось еще длинным пробором. – Ты к нам являешься первый раз с тех пор, как Чарли Кавендиш . – Он не закончил фразу. Мы оба любили Чарли.

Кевин молча поглядел на меня.

– Кто-то подложил гранату под «фольксваген», как я слыхал.

– Да, – ответил я. – Кто-то из группы Рутса.

– Будь осторожен, – предупредил Кевин, – они могут обозлиться.

– Они гнались за металлической канистрой, не за мной.

– Это похоже на последние слова! Я все же стал бы на твоем месте носить сейчас бронежилет.

Он сунул руку в свой зеленый твидовый пиджак, достал записную книжку и старую самопишущую ручку.

– Ты не можешь сказать мне кое-что и сразу забыть об этом?

В молчаливом согласии Кевин завернул ручку, закрыл записную книжку и положил ее назад.

– Что ты хочешь теперь? – спросил он. – Уж не собираешься ли ты поставить прослушивающее устройство на Даунинг-стрит, 12 или направить снайперскую винтовку на пресс-галерею?

– Нет, это будет в следующий раз. А пока я хочу . – Я замолчал.

– Это позволит тебе чувствовать себя удобнее. – Он опустил сверху с потолка большую неоновую трубку. Она зависла над столом. С ее помощью глушился всякий микропередатчик. Вот почему, если удается, агенты всегда пользуются телефонами в общественных местах вблизи неоновых вывесок. Он включил лампу. Она несколько раз мигнула и осветила лицо Кевина холодным голубоватым светом.

Страницы: 1 2

Смотрите также

Вспомогательное снаряжение
  Если лошадь хорошо выезжена, вам не нужно ее собирать через силу (например, для занятий выездкой), у лошади нет дурной привычки задирать голову, то вспомогательное снаряжение вам не нужно. ...

Болезнь Ауески
Болезнь Ауески, или ложное бешенство, – острая вирусная болезнь сельскохозяйственных животных, пушных зверей, кошек, собак и грызунов (крыс, мышей), проявляющаяся признаками поражения центральн ...

Ошибки и способы их исправления
Даже на соревнованиях по «Большому призу», в которых участвуют лучшие лошади, можно увидеть в лучшем случае одну-две лошади, правильно выполняющие маятник. Самая большая опасность при выполнении это ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru