Один лишний

Ставни на окнах были закрыты. В передней темной комнате сидел Джорджо и ждал нас. Синглтон чистил лодку и различные принадлежности. Он мог вернуться в любой момент.

– Мы решили подождать вас, сэр, – сказал Джо.

– Спасибо, – произнес я, будто принимая шлем королевы Елизаветы.

На столе, покрытом газетой, шестидесятиваттовая лампа освещала зеленую стальную канистру с закругленными краями и углами, две ее половины одинаковой формы соединялись намертво.

Я попросил Джо принести «Поляроид». Он принес аппарат вместе со вспышкой и зеленым фильтром, чтобы как можно лучше рассмотреть детали на зеленой окраске, и сделал шесть снимков. Они вышли вполне удовлетворительными.

Джо взял маленькие плоскогубцы и начал расковыривать канистру, пока ее древние петли не поддались и она не раскрылась.

Никто из нас, я думаю, не ожидал многого, но все же мы надеялись, что усилия наши увенчаются чем-то большим.

Увы, там оказались пара пригоршней белых хлопковых нитей не очень хорошего качества, старый кусок ткани размером с мужской носовой платок, несколько клочков белой бумаги и двадцатидолларовый банкнот, смятый и грязный.

Чарли протянула руку за купюрой, но, когда она взяла ее в руки, раздался шум двигателя мотоцикла. Он нарастал и заглох прямо под нашими закрытыми ставнями окнами.

– Ферни! – произнесла Чарли и нахмурилась.

Конечно, это ничего не значило. Мы просто убрали канистру, прежде чем впустить Ферни, а затем повели его на кухню, чтобы предложить кофе. Он принял чашку в своей вежливой сдержанной манере, приветливо улыбнулся и заявил, что он привез сообщение конфиденциального характера от первого человека в районе.

– Кто же этот «первый человек»? – спросил я Ферни. Он ответил:

– Сеньор Мануэль Гамбета до Росарио да Кунья, с вашего позволения, очень важный господин.

Я услышал с балкона голос Синглтона:

– Ну и что же это за сообщение?

– У меня, сеньор Фернандес Томас, принцип: позволять любому сообщать мне все что угодно в любое время.

– У меня тоже, сэр. – Он не подал виду, что слышал вопрос Синглтона, и вручил мне адрес, по которому я приглашался в пять часов пополудни, «чтобы узнать что-то полезное». – Мы встретимся там с вами, – сказал он, взял фетровую шляпу с мраморной стойки, вскочил на мотоцикл и загрохотал по узкой булыжной мостовой, по сторонам которой стояли выбеленные известью дома. Он не оглядывался.

В доме все сидели вокруг стола, уставившись на две двадцатидолларовые купюры. На каждой стоял номер серии из двадцати трех цифр.

– Две? – спросил я. – Мне показалось, что в контейнере лежала только одна.

– Так и есть, – кивнул Джо. – Чарли извлекла этого близнеца из корзины с грязным бельем.

Я взглянул на Чарли.

– Она лежала в кармане одной из грязных рубашек Гэрри Кондита, – сообщила девушка несколько смущенно. – Я предложила ему постирать их. – Я молча смотрел на нее. – Не все его рубашки, только синтетические .

– О'кей, – ответил я ей. – Но вы становитесь слишком близкими друзьями. Тебе его станет не хватать, когда он внезапно исчезнет.

Смотрите также

Фиксация животных
Для детального осмотра или для осмотра животного ветеринаром необходимо зафиксировать лошадь. Лошадь при исследовании может ударить задними или передними конечностями, а также укусить. Прежде чем п ...

Сводный план подготовки до уровня Среднего приза № 1
Построение урокаУпражненияРазминка (примерно 10 минут)Разминочные упражнения те же, что и прежде, включая боковые движения на рыси. Лошади с правильным галопом могут делать принимание на галопе в на ...

Движения на шагу
На среднем шагу лошадь должна двигаться в четком четырехтактном ритме, старательно и достаточно широко захватывая пространство. Копыта задних ног несколько заступают за следы передних ног. Собранны ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru