Один лишний

Ставни на окнах были закрыты. В передней темной комнате сидел Джорджо и ждал нас. Синглтон чистил лодку и различные принадлежности. Он мог вернуться в любой момент.

– Мы решили подождать вас, сэр, – сказал Джо.

– Спасибо, – произнес я, будто принимая шлем королевы Елизаветы.

На столе, покрытом газетой, шестидесятиваттовая лампа освещала зеленую стальную канистру с закругленными краями и углами, две ее половины одинаковой формы соединялись намертво.

Я попросил Джо принести «Поляроид». Он принес аппарат вместе со вспышкой и зеленым фильтром, чтобы как можно лучше рассмотреть детали на зеленой окраске, и сделал шесть снимков. Они вышли вполне удовлетворительными.

Джо взял маленькие плоскогубцы и начал расковыривать канистру, пока ее древние петли не поддались и она не раскрылась.

Никто из нас, я думаю, не ожидал многого, но все же мы надеялись, что усилия наши увенчаются чем-то большим.

Увы, там оказались пара пригоршней белых хлопковых нитей не очень хорошего качества, старый кусок ткани размером с мужской носовой платок, несколько клочков белой бумаги и двадцатидолларовый банкнот, смятый и грязный.

Чарли протянула руку за купюрой, но, когда она взяла ее в руки, раздался шум двигателя мотоцикла. Он нарастал и заглох прямо под нашими закрытыми ставнями окнами.

– Ферни! – произнесла Чарли и нахмурилась.

Конечно, это ничего не значило. Мы просто убрали канистру, прежде чем впустить Ферни, а затем повели его на кухню, чтобы предложить кофе. Он принял чашку в своей вежливой сдержанной манере, приветливо улыбнулся и заявил, что он привез сообщение конфиденциального характера от первого человека в районе.

– Кто же этот «первый человек»? – спросил я Ферни. Он ответил:

– Сеньор Мануэль Гамбета до Росарио да Кунья, с вашего позволения, очень важный господин.

Я услышал с балкона голос Синглтона:

– Ну и что же это за сообщение?

– У меня, сеньор Фернандес Томас, принцип: позволять любому сообщать мне все что угодно в любое время.

– У меня тоже, сэр. – Он не подал виду, что слышал вопрос Синглтона, и вручил мне адрес, по которому я приглашался в пять часов пополудни, «чтобы узнать что-то полезное». – Мы встретимся там с вами, – сказал он, взял фетровую шляпу с мраморной стойки, вскочил на мотоцикл и загрохотал по узкой булыжной мостовой, по сторонам которой стояли выбеленные известью дома. Он не оглядывался.

В доме все сидели вокруг стола, уставившись на две двадцатидолларовые купюры. На каждой стоял номер серии из двадцати трех цифр.

– Две? – спросил я. – Мне показалось, что в контейнере лежала только одна.

– Так и есть, – кивнул Джо. – Чарли извлекла этого близнеца из корзины с грязным бельем.

Я взглянул на Чарли.

– Она лежала в кармане одной из грязных рубашек Гэрри Кондита, – сообщила девушка несколько смущенно. – Я предложила ему постирать их. – Я молча смотрел на нее. – Не все его рубашки, только синтетические .

– О'кей, – ответил я ей. – Но вы становитесь слишком близкими друзьями. Тебе его станет не хватать, когда он внезапно исчезнет.

Смотрите также

Инвентарь. Вторая тысяча мелочей
  Инвентарь на конюшне — это совки для навоза и мусора, ведра для поения, кормления, опилок и того же навоза. Тачка, на которой вы будете возить сено в конюшню, а навоз в мешках из нее, долж ...

Правильное выполнение и гимнастическая цель
В пассаже ноги лошади должны мощно отталкиваться от земли. Предплечье передней ноги, как и при пиаффе, в идеальном варианте поднимается почти до горизонтали, конец копыта поднятой задней ноги указы ...

Различные способы отработки пируэтов
Приступать к пируэтам можно только тогда, когда лошадь научилась двигаться на очень собранном галопе. Должна она уже быть знакома и с приниманием на галопе. Независимо от того, какой метод вы избере ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru