Глава 13
Страница 1

Контора, разыскиваемая Мейсоном, располагалась на верхнем этаже складского помещения, где все было какое-то непривычное – даже коридоры и выходящий в них лифт.

Лифтер, который управлялся с медлительной громыхающей кабиной, настороженно устремил на Перри Мейсона глаз, пораженный каким-то недугом, как бы стремясь выведать, что адвокату нужно. Мейсон спросил, как пройти к конторе Сидни Джексона Барлоу, антрепренера.

– Четвертый этаж, – произнес он и громыхнул дверцей лифта. – Как повернете направо, так прямо ее и увидите.

Это был высокий мужчина, когда-то бывший блондином. Теперь же на его черепе вокруг ушей и на затылке топорщились какие-то драные клочки. Длинные поникшие усы уныло свисали с верхней губы.

– У Барри целый выводок молодых кобылиц, – внезапно сообщил лифтер.

– Неужели?

– Точно. Давно его знаете?

– Нет.

– Хороший парень. Вы от него поимеете пользу. Только не просите адресов. Адреса – это его главный капитал.

– А для холостяцких компаний у него что-нибудь найдется? – спросил Мейсон.

– Все самое лучшее, – сказал лифтер. – Ну вот мы и приехали – четвертый этаж. Контора Барлоу по коридору направо.

Мейсон поблагодарил его и направился по коридору. Табличка, висевшая на двери, гласила: «Сидни Джексон Барлоу. Входите ».

Мейсон именно так и поступил.

Контора состояла из длинного ряда стульев, выстроившихся вдоль стены, для того, видимо, чтобы произвести впечатление на случайного посетителя и доказать, что у этого Барлоу – солидное по своим масштабам дело, что хотя сейчас, быть может, и затишье, не сезон, скучный день, однако в конторе дела идут как обычно и актеры и актрисы терпеливо ждут в длинной очереди, чтобы их принял очень важный мистер Барлоу, скрытый за дверью из красного дерева, на которой выгравировано золотом: «Личный кабинет».

Когда Мейсон вошел в комнату, его тонкий слух сразу уловил легкий гудящий звук, идущий из-под двери красного дерева. Из-под ковра около двери отчетливо доносился звук электрического звонка, предупреждавшего находящихся в кабинете о посетителях.

Почти в тот же момент сногсшибательная блондинка с блокнотом, тремя или четырьмя карандашами и как минимум с полудюжиной писем в руке отворила дверь и великолепной походкой торопливо прошествовала к пишущей машинке, стоявшей в углу. Она походила на одну из тех перегруженных работой секретарш, которые пытаются выиграть минуты, чтобы справиться с делами.

– Здравствуйте, – приветствовала она Мейсона. – Вы хотели бы видеть мистера Барлоу?

– Именно так.

– Пожалуйста, назовите свое имя.

– Мейсон.

– С какой целью вы хотели бы его увидеть?

– С творческой.

– Вы имеете в виду, что хотите заключить ангажемент на какие-то программы?

– Что-то в этом роде.

– Подождите минуту, – произнесла секретарша, мило улыбаясь.

Она промчалась во внутренний кабинет, аккуратно прикрыла за собой дверь, но через десять или пятнадцать секунд появилась снова и опять улыбнулась адвокату:

– Вы можете войти, мистер Мейсон.

Сидни Джексон Барлоу сидел за столом, заваленным бумагами и телеграммами. С первого взгляда казалось, что все это громоздилось на столе в полном беспорядке, но более внимательный наблюдатель заметил бы, что письма лежали по диагонали к телеграммам и, таким образом, были видны все даты. Стены кабинета украшали десятки профессионально сделанных и подписанных фотографий, мужчины на которых, считалось, имели представительный профиль, а фотографии женщин в основном запечатлевали округлости, ноги и глаза, женщины были на них в низко вырезанных платьях, с хорошо подчеркнутой грудью или вообще без платьев.

Барлоу, массивный, лысый, в очках с толстыми стеклами, кинул холодный, оценивающий взгляд на посетителя.

– Что вы хотели, мистер Мейсон?

– Я хотел поговорить с вами в отношении кое-чего стоящего.

– Да-да. Мы располагаем необычайным соцветием талантов. Мы в состоянии предложить вам практически все, что вы пожелаете в развлекательной области.

– Я хотел поговорить с вами конкретно о танцовщице с веерами.

– Ах да. Что-нибудь такое… э-э… интимное для вечера в охотничьем домике, мистер Мейсон, или, может быть, у вас у самого ночной клуб где-нибудь?

– Я хотел поговорить с вами об одной конкретной танцовщице, – уточнил Мейсон. – Некоей Лоис Фентон, сценический псевдоним которой, как я полагаю, Шери Чи-Чи.

Холодные глаза Барлоу внезапно подернулись пеленой.

– Да, – сказал он, – что именно вы хотели узнать о мисс Фентон, мистер Мейсон? Разумеется, вы понимаете, что наши адреса – это наш капитал и…

– Я имею в виду совсем не то, – перебил Мейсон. – Меня интересует, приходило ли вам в голову, что вам может быть предъявлено обвинение в том, что вы совершили акт мошенничества в отношении этой танцовщицы?

– Боюсь, я не понимаю, о чем вы, мистер Мейсон.

– Лоис Фентон, с которой вы недавно подписали контракт, – это совсем не та Лоис Фентон, с которой вы имели дело шесть месяцев назад.

Страницы: 1 2 3

Смотрите также

Диагностика беременности крольчих.
Анатомия и топография половых органов крольчих. Характерной особенностью половых органов крольчих заключается в наличии у них двух самостоятельных маток, открывающихся двумя шейками (рис. 50). Об ...

Диагностика беременности у лисиц, песцов, норки.
Лисиц и песцов исследуют после фиксации в стоячем их положении: одну руку кладут на спину животного (для дополнительной фиксации), а другой захватывают сразу живот; поместив пальцы как можно ближе к ...

Трихофития
Трихофития, или стригущий лишай, – контагиозное грибковое заболевание, характеризующееся образованием на коже округлых резко ограниченных облысевших участков с обломанными волосами, покрытых к ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru