Чудесный четверг
Страница 2

Внизу, метрах в пятидесяти, стоял Бонбон и смотрел, что делается на улице Сесиль. Вот он помахал обеими руками, — значит, путь свободен. Татав промчался метеором, держась за ржавый руль.

— Он большой и тяжелый, и никогда он не проедет лучше, чем Габи, — сказал испанец Жуан, пожимая плечами. - К тому же у Татава поджилки трясутся: он начинает тормозить за двадцать метров от Черной Коровы… Когда-нибудь надо будет привязать ему ноги к рулю и так спустить вниз…

Улица Маленьких Бедняков описывала в своем нижнем конце длинную петлю. Ребята ждали. Ждать пришлось недолго. Они услышали громкий звон разбитого стекла, пронзительные крики, град ругательств и отчетливые, сухие звуки шлепков.

— Так и есть! Татав на кого-то налетел! — проворчал Габи, стиснув зубы. - Этого толстяка посади верхом на тюфяк, он все равно что-нибудь натворит!

— Пойдем посмотрим, — предложил Фернан, обеспокоенный судьбой лошади.

— Внизу остались Зидор и Мели, — сказала Марион. - Они и без нас помогут ему…

Габи машинально огляделся: кроме собачницы Марион, Фернана и Жуана здесь были Берта Гедеон и негритенок Крикэ Лярикэ из Бакюса.

— А все-таки дойдем до улицы Сесиль, — сказал Фернан. - Нельзя их оставить одних: а вдруг там беда…

Дойдя до перекрестка, они увидели, как из-за угла медленно выходили Зидор и Мели. Зидор Леш тащил за руль несчастную лошадь, которая передвигалась уже только на двух колесах. Весь красный от волнения, Татав шел рядом с ним, немного прихрамывая; у него в руках было третье колесо. Амели Бабен замыкала шествие и беззвучно посмеивалась, растянув рот до ушей. Время от времени она оборачивалась и смотрела вниз, на улицу Маленьких Бедняков, где чей-то голос продолжал надсаживаться от крика.

— У него привычка тормозить когда не надо! Неудивительно, что он напоролся на неприятность! — крикнул Зидор, подойдя ближе. - Папаша Зигон вез свою тележку с бутылками, а Татав как раз и вылетел из-за поворота. Я стою, не двигаюсь — знаю, что у него достаточно времени, чтобы проскочить. Но не тут-то было! Татав круто тормозит обоими задними колесами и — трах! — прямо в тележку.

Мели ликовала. Ее худенькое личико было обвязано черным платком, из-под которого виднелась аккуратно расчесанная светлая челка.

— Ох, и спланировал наш Татав! Ох, и спланировал! — восторгалась она. - Он бомбой пролетел через колючую проволоку Пеке. Ей-богу! Папаша Зигон только глаза вылупил!

— Старика-то не ушибли? — спросил Габи.

— Нет, но ему разбили две дюжины бутылок, и он ругается.

— Принесем ему пять дюжин завтра вечером, — сказала Марион. - Их там до черта, в яме за пакгаузом. Никто этого места не знает.

У Татава был глубокий порез под левым коленом и штаны перепачканы в желтой глине.

— А, чтоб тебе, чтоб тебе!… - растерянно повторял он.

Наконец, он с жалким видом протянул колесо Фернану, а все остальные стали осматривать лошадь.

Фифи, любимая собачка Марион, недоверчиво обнюхивала картонный остов и серый, покрытый длинными шрамами живот.

— Ну, кажется, на этот раз дело плохо, — заявил удрученный Габи. - Вилка сломана начисто, оба конца… Неплохо ты поработал, Татав!

Татав опустил свою большую рыжую голову и засопел.

Ребята были подавлены и точно лишились дара слова. У Фернана было тяжело на душе. Его лошадка! Другой такой не найти! Марион положила руку Фернану на плечо.

— Твой отец, может быть, сумеет ее починить? — тихо сказала она. - Еще раз…

— Не знаю, — отозвался Фернан, покачав головой. - Вилка сломана, понимаешь? Большая поломка! Малыш Бонбон проливал горькие слезы.

— Всегда, всегда так! — жаловался он. - Как только приходит моя очередь прокатиться, так лошадь и ломают…

Габи участливо наклонился к самому младшему члену компании и глухим голосом сказал ему:

— Не плачь, Бонбон! В следующий раз ты прокатишься три раза вместо двух.

— Ну да! Не будет никакого следующего раза, — пролепетал Бонбон, обливаясь слезами. - Лошади-то ведь нет!… На куски поломали.

Татав виновато втянул голову в плечи.

— Когда я увидел слева старика Зигона, я круто затормозил! — с отчаянием объяснял он. - Всякий бы так сделал.

— Ну да! Ты затормозил и прямо в него и угодил. Не могло быть иначе! — насмехался Габи. - Тормозить-то вот и не надо было!

Все смеялись, кроме Фернана и Марион. Фернан взял колесо и руль и медленно побрел домой, волоча за собой лошадь. Остальные следовали за ним на расстоянии, держа руки в карманах и обсуждая происшествие.

Кроме этих десяти ребят и нескольких кошек, перебегавших от двери к двери, в этот туманный предвечерний час на улице Маленьких Бедняков никого больше не было. Все взрослые мужчины находились на путях, в пакгаузах, в будках стрелочников или в мастерских. Женщины были на поденной работе в богатых домах Нового квартала или на Вокзальной площади, на базаре, который по четвергам бывал открыт до вечера.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Смотрите также

Эндемический зоб
Эндемический зоб – хроническое заболевание животных, характеризующееся изменением размера и функции щитовидной железы вследствие недостатка йода, ведущее к серьезным нарушениям обмена веществ. Забо ...

Полупируэты
При выполнении полупируэтов лошадь из движения на шагу выполняет поворот на 180 градусов через задние ноги, не делая остановки ни до, ни после этого элемента. Полупируэт начинается с полуодержки, ко ...

Спасти лошадь — проявить благородство
  Не секрет, что редкая лошадь у нас в стране имеет возможность дожить до своей естественной смерти от старости. Судьба обычной лошади такова, что ее сначала эксплуатируют в спорте, на иппод ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru