Часть 29
Страница 2

Клан и Другие, духи тотемов и Великая Мать. И все претендуют на частичку ее духа. «Наверное, дух мой пребывает в полном смятении, – подумала Эйла. – Я что-то совсем запуталась».

Задул холодный ветерок, и она решила вернуться в пещеру. Отодвинув в сторону вертел с давно остывшим мясом, она развела в очаге огонь, стараясь не шуметь, чтобы не разбудить Джондалара, и поставила греться воду, намереваясь заварить чай, который поможет ей немного успокоиться. Эйла понимала, что сразу ей никак не удастся заснуть. Глядя на язычки пламени, она вспомнила, сколько времени ей довелось провести вот так, сидя и глядя в огонь, пытаясь увидеть в его игре подобие жизни. Жаркие языки пламени то приникали к сучьям, то вздрагивали, как бы отшатываясь, постепенно распространяясь по поверхности дерева, чтобы затем поглотить его и превратить в пепел.

– Дони! Это ты! Это ты! – закричал Джондалар во сне. Эйла рывком поднялась на ноги и подошла к нему. Он метался по постели, размахивая руками. Ему явно что-то снилось. Эйла уже собралась было разбудить его, но тут веки его затрепетали, и он открыл глаза.

– Джондалар, что с тобой? – спросила она.

– Эйла? Эйла! Это ты?

– Да, это я.

Глаза его опять закрылись, и он тихо что-то пробормотал. Эйла поняла, что он и не просыпался и разговаривал во сне, но теперь он уже не метался так по постели. Убедившись в том, что он совсем успокоился, Эйла вернулась к очагу. Глядя на затухающий огонь, она принялась пить чай. Почувствовав приближение дремоты, она разделась, улеглась рядом с Джондаларом и укрылась шкурами. Ощущая тепло, исходившее от тела спящего мужчины, она подумала о том, как холодно ей станет спать, когда он покинет ее, и от невыносимой тоски из глаз у нее снова хлынули слезы. Она плакала до тех пор, пока не забылась сном.

Джондалар бежал, тяжело дыша, спеша поскорее оказаться у темневшего впереди входа в пещеру. Приподняв на миг голову, он увидел пещерного льва. Нет, нет! Тонолан! Тонолан! Пещерный лев припал к земле, а затем взмыл в прыжке. Внезапно на пути у него возникла фигура Великой Матери. Взмахнув рукой, она прогнала льва прочь.

– Дони! Это ты! Это ты!

Великая Мать обернулась, и он увидел Ее лицо. Черты его напомнили ему о доний, которой он придал сходство с Эйлой. Взывая к Великой Матери, он закричал:

– Эйла? Эйла! Это ты?

Черты лица, обрамленного золотистыми волосами, в которых играли красноватые искорки огня, пришли в движение.

– Да, это я.

В облике Эйлы-донии начали происходить изменения, она превратилась в старинную доний, которую он подарил, которую передавали из поколения в поколение члены его семьи. Пышные формы ее созданного для материнства тела стали набухать, и вскоре Джондалар увидел, что она возвышается над ним, как гора. Затем наступило время родов. Из огромного чрева Великой Матери хлынул поток околоплодных вод, неся с собой множество зверей и морских животных. В воздухе над ним витали огромные стаи птиц и роились всевозможные насекомые. А затем на суше появились разнообразные животные и звери – зайцы, олени, зубры, мамонты, пещерные львы, – а чуть позже Джондалар заметил вырисовывавшиеся сквозь дымку в отдалении неясные очертания человеческих фигур.

Туман постепенно рассеивался, а люди подходили все ближе и ближе, и наконец Джондалару удалось их разглядеть. Плоскоголовые! На мгновение они замерли, глядя на него, а затем кинулись прочь. Он закричал им: «Подождите!» – и тогда одна из женщин обернулась. Он узнал лицо Эйлы и кинулся бежать к ней, но клубы тумана сомкнулись вокруг нее, и все перед его глазами подернулось дымкой.

Он брел на ощупь сквозь красноватый туман и вдруг услышал отдаленный грохот, похожий на рев водопада. Этот шум все нарастал, становился все более и более оглушительным. Джондалар с изумлением увидел, как из огромного чрева Матери Земли, вздымавшегося в небо подобно исполинской горе, появляются на свет все новые и новые люди. Взглянув в лицо Матери Земли, он узнал в ней Эйлу.

Он начал пробираться среди множества людей, стремясь подойти к Ней поближе, и внезапно перед ним разверзлась гигантская щель, вход в Ее лоно. Горя желанием, он погрузился в его бархатистые глубины, соприкасаясь с живительным теплом. Трепеща от радости, он овладел Ею, и вдруг увидел, что Ее лицо залито слезами, Ее тело содрогалось от рыданий. Ему захотелось утешить Ее, осушить Ее слезы, но он не смог вымолвить ни слова. Мощный порыв ветра унес его прочь.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Система органов размножения
Система органов размножения тесно связана со всеми системами организма, в частности с органами выделения. Основная ее функция – продолжение вида. ...

Наш брат за кордоном
  Без коня казак кругом сирота. Русская пословица     С развалом Советского Союза множество русских и русскоязычных конников оказались за рубежом — кто в странах СНГ, кт ...

Методы диагностики
Р е ф л е к с о л о г и ч е с к и й м е т о д. С 15-го по 30-й день после осеменения в групповые клетки к свиноматкам ежедневно на 1,5–2 ч пускают хряка-пробника. При обнаружении охоты свиноматка сч ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru