Часть 21
Страница 2

Лицо Джондалара скривилось от боли. «Конечно, ощущение не из приятных, – подумала Эйла, – зато все на месте. Только маленькая струйка крови – я слегка повредила кожу, но мышца срослась, и внутренние ткани тоже. Ради такого можно и потерпеть». Она постаралась как можно ловчее снять узелки, чтобы поскорее закончить. Всякий раз, когда она вытаскивала один из них, Джондалар стискивал зубы и сжимал кулаки, чтобы не закричать. Затем оба склонились над ногой, чтобы оценить результаты.

Эйла решила, что, если внезапно не наступит ухудшение, она вполне сможет разрешить ему подняться на ноги и выйти из пещеры. Взяв нож и миску с настоем, она было направилась прочь, но Джондалар остановил ее.

– Ты не покажешь мне свой нож? – спросил он, указав на него. Эйла протянула ему нож и задержалась, следя за тем, как он его рассматривает. – Он изготовлен на отщепе! Это даже не пластина. Обработка довольно-таки искусная, но метод крайне примитивный. У него даже нет ручки – просто край наверху притуплён, чтобы не порезаться. Где ты взяла его, Эйла? Кто его сделал?

– Эйла сделал.

Она поняла, что Джондалар говорит о качестве ножа, о том, насколько умело он изготовлен. Ей очень хотелось объяснить, что она обучалась у самого лучшего из умельцев в Клане, хотя, конечно, ей далеко до Друка. Джондалар очень внимательно осмотрел нож и, похоже, чему-то удивился. Ей хотелось обсудить с Джондаларом достоинства орудия и свойства кремня, но она не смогла этого сделать, не обладая запасом необходимых слов и не зная, как обозначить различные понятия. Она изрядно огорчилась.

Она жаждала поговорить с ним о самых разных вещах. Ей долгое время пришлось жить в одиночестве, но она поняла, как сильно истосковалась по общению, лишь когда в пещере появился Джондалар. Ее ощущения можно было сравнить с теми, что испытывает голодный человек, внезапно оказавшийся на пиру: ему хочется съесть все сразу, но он вынужден довольствоваться лишь крохотными кусочками.

Джондалар отдал ей нож, изумленно покачав головой. Да, он острый и вполне годится для использования, но, разглядев его, он впал в еще более глубокое недоумение. Она обладает навыками, присущими лишь опытным Зеландонии, ее методы– например, наложение швов на рану – можно назвать передовыми, а нож у нее крайне незатейливый. Ему хотелось расспросить ее, объяснить, что его удивило. Как жаль, что она не может ни о чем ему рассказать. И почему она прежде не разговаривала? Она так быстро овладевает речью. Почему же она не научилась говорить раньше? Теперь они оба с нетерпением ждали того дня, когда Эйла сможет наконец свободно изъясняться.

Джондалар проснулся рано. В пещере еще было темно, но в проеме входного отверстия и в конце скважины, уходившей вверх, уже завиднелась глубокая предрассветная синева. В пещеру начал проникать свет, и вскоре Джондалар уже смог различить каждую из выпуклостей и впадинок на стенах пещеры. Впрочем, они так прочно запали ему в память, что он смог бы указать, где находится каждая из них, не раскрывая глаз. Пора бы уже выйти из пещеры и увидеть что-нибудь новенькое. Он не сомневался в том, что сегодня это произойдет, и почувствовал, как в нем нарастает возбуждение. Нет, он просто не в силах ждать. Сейчас он растолкает женщину, которая спит рядом с ним. Он уже потянулся к ней, но потом отказался от своего намерения.

Она спала на боку, свернувшись клубочком под меховыми шкурами. Джондалар уже догадался о том, что она уложила его на свою постель, а сама устроилась рядом на шкурах, уложенных поверх циновки, предоставив ему набитые соломой подушки, размещенные в неглубокой выемке. Она спала не раздеваясь, чтобы никакая неожиданность не застала ее врасплох. Она повернулась на спину, и он принялся вглядываться в черты ее лица в надежде обнаружить какую-нибудь особенность, которая помогла бы ему узнать о ее происхождении.

Форма головы, овал лица, скулы говорили о том, что она не принадлежит к числу женщин Зеландонии, но ничем особенным ее внешность не отличалась, если, конечно, не считать необычайной привлекательности. «Пожалуй, она не просто привлекательна», – подумал он, присмотревшись получше. В сочетании ее черт присутствовала гармоничность, которая в любой системе представлений связывалась с понятием красоты.

Ее прическа, состоявшая из множества косичек, подвернутых спереди и свободно свисавших по бокам и сзади, казалась непривычной, но ему доводилось видеть и куда более диковинные сооружения на головах у женщин. Кое-где длинные пряди волос выбились из косичек, и она попыталась заложить их за уши, но с самыми непокорными ей не удалось справиться, и они спутались. На щеке виднелось пятнышко сажи. Заметив его, Джондалар подумал: «Она постоянно находилась рядом со мной с тех самых пор, как я пришел в сознание, да и до этого скорей всего никуда не отлучалась. Какая редкостная заботливость…»

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Смотрите также

Гиповитаминозы
Гиповитаминозы – болезни, возникающие вследствие недостаточного поступления в организм витаминов или плохого их усвоения. Чаще они регистрируются среди молодняка молозивного и молочного периода из- ...

Ветеринарная отчетность
Все ветеринарные мероприятия по обслуживанию животноводства страны строго регламентированы. Задачами ветеринарной службы являются: Æ предупреждение и ликвидация заразных и незараз ...

Боковые движения на рыси
При боковых движениях лошадь должна быть правильно поставлена и согнута. Боковое сгибание проходит равномерно по всей длине лошади. Передние и задние ноги движутся не в один след, а в несколько сле ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru