Часть 17
Страница 5

– Что такое?

– Шамуд вскрыл ей чрево, чтобы извлечь ребенка, после того как Джетамио… – Рошарио заморгала, пытаясь унять слезы… – Он надеялся спасти младенца – иногда это удается сделать. Но оказалось, что уже слишком поздно. Это был мальчик. Я не знаю, стоит говорить ему об этом или нет, решай сам.

– Спасибо тебе, Рошарио.

Он заметил, как сильно она опечалена. Джетамио приходилась ей дочерью. Рошарио вырастила ее, ухаживала за ней все то долгое время, пока Джетамио болела, и потом, когда она поправлялась. Она не отходила от нее ни на шаг вплоть до окончания злополучных родов. Внезапно Тонолан протиснулся между ними, схватил свой старый заплечный мешок, который брал во все путешествия, и направился к тропе, проходившей у скалистой стены.

– Думаю, сейчас не стоит. Я скажу ему попозже, – проговорил Джондалар и кинулся бегом за братом. – Куда ты собрался? – спросил он, поравнявшись с ним.

– Я ухожу. Мне не следовало тут задерживаться. Мое Путешествие еще не закончено.

– Ты не можешь взять и уйти сейчас, – сказал Джондалар и положил руку ему на плечо. Резким движением Тонолан высвободился.

– Почему же? Разве меня что-нибудь здесь держит? – прерывающимся голосом проговорил он.

Джондалар схватил его за руку, силой заставил развернуться и посмотрел ему в глаза. Лицо Тонолана так сильно исказилось от горя, что показалось Джондалару незнакомым. Он ощутил, какая невыносимая боль снедает душу брата, и содрогнулся. Порой ему случалось позавидовать Тонолану, нашедшему счастье в любви к Джетамио, и он не раз задавался вопросом: какой изъян в характере мешает влюбиться ему самому? А впрочем, может, это и к лучшему. Стоит ли мечтать о любви, если из-за нее приходится так мучиться в тоске и отчаянии?

– Неужели ты допустишь, чтобы Джетамио и ее сына похоронили без тебя?

– Сына? Откуда ты знаешь, что это был мальчик?

– Шамуд извлек ребенка в надежде спасти хоть его. Но было уже слишком поздно.

– Мне не нужен сын, из-за которого она умерла.

– Тонолан, Тонолан! Она мечтала о ребенке. Она хотела забеременеть и обрадовалась, когда это случилось. Неужели ты предпочел бы, чтобы она не изведала такого счастья и прожила бы долгую тоскливую жизнь, не имея детей, утратив всякую надежду на то, что они когда-нибудь появятся? Она познала любовь и счастье. Сначала она повстречалась с тобой, затем Великая Мать послала ей ребенка. Жизнь ее была недолгой, но она говорила мне, что не смела и мечтать о том, что ей выпадет такое счастье. Она сказала, для нее нет большей радости, чем жить с тобой и знать, что она носит твоего ребенка. Она говорила, что это твой ребенок, Тонолан. Дитя твоего духа. Возможно, Великая Мать знала, как может сложиться судьба Джетамио, и предпочла послать ей счастье хоть ненадолго.

– Джондалар, она даже не узнала меня… – Голос Тонолана прервался.

– Под конец Шамуд дал ей какое-то снадобье, Тонолан. Надежды , на то, что она все-таки родит, уже не оставалось, но ему удалось облегчить ее страдания. Она знала, что ты рядом с ней.

– Великая Мать лишила меня всего на свете, отняв у меня Джетамио. Мою душу переполняла любовь, а теперь она пуста, Джондалар. У меня ничего не осталось. Ну почему, почему ее нет со мной? – Тонолан пошатнулся. Джондалар кинулся к нему, поддержал его, прижал к себе, чувствуя, как содрогается от рыданий тело брата.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10

Смотрите также

Когда звать ветеринара?
  Которую овцу волк задавит, та уже не пищит. Русская пословица     «Лошадиное здоровье» — это выражение, увы, просто миф. Найти стопроцентно здоровую лошадь сложно, а к ...

Сводный план подготовки
Планирование на уровне «Большого приза» менее точно и менее определенно, чем планирование подготовки в дрессуре среднего класса. Начинают играть большую роль природные задатки лошади, так что подго ...

Рысь
На собранной рыси следует с помощью полуодержек при одновременном высылающем действии веса всадника и шенкелей сдвинуть силуэт лошади. Шаги становятся более короткими, но высокими и ритмичными. Лош ...


Copyright © 2010 - All Rights Reserved - www.horselifes.ru